Политика

«Угроза в мой адрес — пощечина армян международным структурам»

oleg-kuznetsovДж.АЛЕКПЕРОВА

Интервью Echo.az с российским политическим аналитиком, доктором исторических наук, военным экспертом Олегом Кузнецовым

— Олег Юрьевич, на протяжении уже нескольких лет вы являетесь медиа-персоной для Азербайджана, но в последние месяцы пресса ваше имя все больше связывает с инициированной вами петицией в адрес российских парламентариев с требованием признать геноцид азербайджанцев в Ходжалы в феврале 1992 года. Как сейчас обстоят дела с кампанией по сбору подписей под петицией?

— Действительно, уже более двух месяцев назад я инициировал эту петицию, судьба которой все это время остается достаточно неопределенной, что обусловлено многими причинами. Скажу несколько слов о некоторых из них. Во-первых, в настоящее время в массовом общественном сознании азербайджанцев присутствует высокий уровень недоверия к России и проводимой ей политике на Южном Кавказе. Поэтому люди не верят в возможность того, что российские парламентарии хоть как-то отреагируют на петицию.

Во-вторых, и я должен сказать об этом честно, многие в Азербайджане считают, что мои действия обусловлены какими-то корыстными интересами, а поэтому не хотят принимать участия в «чужом» для них деле. К слову, это чувство свойственно не только обывателям, но и чиновникам, особенно последним, поскольку они прекрасно понимают, что никаких выгод или преференций лично для себя они на поддержке петиции заработать не смогут. В-третьих, процедура подписания петиции для понимания человека среднего возраста достаточно сложна, это обусловлено необходимостью наличия знаний и навыков по обращению с компьютерами и прочими «умными» электронными устройствами, которых у значительно части азербайджанцев попросту нет. Поэтому основной аудиторией подписчиков является молодежь и интеллигенция, у которых есть много других и более важных для них проблем, чем подписание петиции.

Такое положение дел лично я воспринимаю как нормальное. За два месяца существования петиции я усвоил для себя одну очень важную истину, — человека нельзя принудить подписать ее административными мерами. В Баку и в других местностях Азербайджана я не раз слушал заверения чиновников самого разного уровня и калибра в том духе, что «все мы как один в едином порыве…» и т.д. Если бы все их громогласные и помпезные обещания были бы реализованы на практике, то мою петицию уже подписали бы не 18 тысяч человек, как это есть сейчас, а, минимум, полмиллиона азербайджанцев. Я прекрасно знаю цену усилий, которые надо затратить, чтобы обеспечить каждый новый голос, поэтому 18000 подписей — это реальное отражение ситуации.

При этом надо понимать и такую реальность бытия: петиция распространяется не только в Азербайджане, она доступна гражданам и других стран мира самых разных национальностей, которым также небезразличны содержащиеся в ней требования. Из указанного выше числа подписей, как минимум, треть приходится на другие страны мира, поэтому ее поддержка удручающе низкая — всего 11-12 тысяч человек, а не сотни тысяч и, тем более, не «весь азербайджанский народ», как об этом мне говорят отдельные деятели в Баку.

— Неужели из этой ситуации нет никакого выхода?

— Есть, и я точно знаю, какой именно. Более того, его эффективность подтверждена практикой, а поэтому его нужно только распространять на весь Азербайджан. И тогда ситуация вокруг моей петиции кардинально изменится в лучшую сторону. Не далее как 8 мая по личной просьбе госсоветника по межнациональным вопросам, вопросам мультикультурализма и религии Кямала Абдуллаева и при содействии фонда «Знание» при президенте АР, я посетил Лянкорян, где встретился со студентами и преподавателями местного университета и школьниками, обучающимися в русском секторе школ, которым рассказал о своей жизненной позиции и об инициированной мной петиции.

Естественно, в своем выступлении я призывал и убеждал их поддержать мою инициативу, разговаривал с ними не с позиции власти или силы, как бюрократ, дающий руководящие указания, а как искренне сочувствующий горю вашего народа в связи с Ходжалинской трагедией человек, инициативе которого нужна помощь и поддержка простых людей. И результат практически появился сразу же. Менее чем за неделю судя по комментариям на странице петиции в интернете, к ней присоединились 1400-1500 человек — жители из Лянкярана и близлежащих к нему районов, в том числе студенты из Лянкаранского университета,. Иными словами, 10, а может быть, и все 15 процентов подписей, собранных под петицией по состоянию на сегодняшний день по всему Азербайджану, собраны в Лянкярана.

Лично я считаю такой результат очень большим успехом и образцовым примером того, как реально нужно работать с людьми. При этом я прекрасно понимаю, что этот результат — отнюдь не моя заслуга, хвалить и поощрять надо совершенно других людей. Более всех в данном случае я хотел бы отметить старшего преподавателя кафедры иностранных языков Ленкоранского государственного университета Айнур Ахмедбейли, которая всю эту неделю побуждала и призывала своих студентов присоединиться к подписанию петиции. Низкий ей от меня поклон за все ее труды.

— То есть вы считаете, что уже имеете некоторую формулу успеха в организации кампании по сбору подписей под петицией, которую надо применить в других районах Азербайджана?

— Именно так. Молодежь и интеллигенция — это те две социальные силы, на которые надо опираться, если мы хотим, чтобы кампания по признанию российским парламентом геноцида в Ходжалы была успешной. Причем это замечание касается не только одного Азербайджана, но и всех остальных стран мира. В вашей стране насчитывается полсотни высших учебных заведений, потенциал которых надо обязательно использовать при организации сбора подписей под петицией.

Причем начинать надо не с Баку, поскольку столичные студенты в основной своей массе уже будут задействованы в качестве волонтеров в проведении Исламиады-2017 и автогонок «Формулы-1». Поэтому центр тяжести сбора подписей должен быть перенесен в провинцию — в Гянджу, Мингячевир и другие города. Я готов выступить в каждом из университетов этих городов, если надо, то и по несколько раз, был бы от этого толк. Уверен, что в каждом из этих университетов обязательно найдется человек, и даже не один, своей заинтересованностью в результатах дела и упорством похожий на Айнур Ахмедбейли из Лянкярана, труд и личный авторитет которой обеспечит высокий результат.

— В минувшие выходные телеканал ATV показал две передачи о вашей петиции. Это повлияло на количество подписей под петицией?

— Я внимательно отслеживал этот вопрос и в онлайн режиме осуществлял мониторинг динамики роста числа подписей в момент и после показа этих телевизионных сюжетов. Не могу сказать, что они дали какой-то особый одномоментный эффект и вызвали скачкообразный рост количества людей, присоединившихся к кампании по сбору подписей под петицией. В момент передачи и сразу после нее петицию подписали чуть более двухсот человек, хотя это количество само по себе для воскресного дня является очень хорошим результатом.

Однако мне хотелось обратить внимание не на количественный, а на качественный аспект: в этот временной отрезок резко расширилась география аудитории сторонников петиции. К ней стали активно присоединяться люди из азербайджанской диаспоры в Турции, России и даже США. Поэтому вполне можно надеяться на, как говорят фармацевты, пролонгированный или длящийся эффект от этих передач: я уверен, что петиция станет темой для обсуждения не только в Азербайджане, но и за его пределами, что увеличит число голосов в ее поддержку из самых разных стран в рабочие дни.

Поэтому я считаю эти передачи очень полезными и действенными, так как они воздействуют на самую широкую аудиторию, причем эффект от таких передач имеет накопительный или кумулятивный характер, поэтому реальная отдача может проявиться не сегодня, а завтра или послезавтра. Главное в этом деле — не останавливаться на полпути и информировать телезрителей о факте существования петиции и результатах сбора подписей с достаточной регулярностью и периодичностью.

— В социальных сетях и в прессе азербайджанской диаспоры в России появились статьи и публикации о том, что армяне начали вам угрожать физической расправой после того, как ваша петиция стала представлять реальную угрозу для их интересов…

— В деталях вы не совсем точны, но суть ситуации в своем вопросе вы передали достаточно точно. Действительно, в самом начале мая практически все русскоязычные армянские издания перепечатали статью, призывающую к физической расправе не только надо мной, но и еще над целым рядом граждан России и Азербайджана, которые в понимании армян являются символами противостояния их агрессии и экспансии не только на Южном Кавказе, но и в России.

Самым интересным и показательным моментом в этом случае стало то, что публикации такого, скажу прямо, экстремистского содержания появились, как грибы после дождя не только в электронных масс-медиа, бороться с которыми достаточно сложно с технической точки зрения, но даже в печатной прессе — газете «Еркрамас», официально зарегистрированной и распространяющейся в России. Такой глупости от армян я, признаться честно, не ожидал, поскольку подобный шаг дает серьезные основания начинать применять к ним ответные действия самого разного содержания. Одновременно это является показателем серьезности ситуации, свидетельствующим о том, что они перешли от слов к делу.

Однако я бы не стал увязывать эту очередную кампанию угроз и кликушества, в числе других направленную и против меня, с петицией в адрес российских парламентариев с требованием признать геноцид азербайджанцев в Ходжалы, и ее первыми успехами. Все-таки, будучи человеком здравомыслящим, я не стану согласно азербайджанской поговорке «армянин кровь увидел», эмоционально реагировать и связывать между собой эти две вещи. Я считаю, что они являются не более чем совпадением во времени, которое само по себе достаточно симптоматично. Но не более того.

— Оставить все это без внимания?

— Я изучаю этот вопрос, причем гораздо более глубоко и серьезно, чем это может показаться на первый взгляд. Слава Богу, что я не армянин, и поэтому не буду биться в истерике или бегать по Москве или Баку и кричать на каждом углу о том, что армяне хотят меня убить. Скажу только одно, — реакция с моей стороны последует обязательно, но какая именно и когда, я говорить об этом пока воздержусь.

Напомню лишь о том, что угрозы прозвучали в тот момент, когда я участвовал в IV Всемирном форуме по межкультурному диалогу, который проходил в Баку под эгидой ЮНЕСКО и программы ООН «Альянс цивилизаций». Получается, что угроза в мой адрес, прозвучавшая именно в этот момент — пощечина армян международным структурам.

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...