Культура

Эмин Мирабдуллаев: Натиг Расулзаде сказал мне, ‘Эмин, я хочу, чтобы это поставил ты’

meme-emin-mirabdullayevИ.АСАДОВА

Эмин Мирабдуллаев ставит спектакль по пьесе Натига  Расулзаде. В интервью Echo.az известный режиссер раскрыл  подробности нового проекта

«Кто такая Меме? Так называют старшую женщину в роду, как правило — бабушек. В центре пьесы очень интересный образ крутой бизнес-вумен, отчасти даже — мафиози. Она называла Меме свою бабушку, после смерти бабушки это прозвище закрепилось за ней самой. На протяжении пьесы она становится все мягче, человечнее. Влюбляется, как ни странно, в совершенно неприспособленного интеллигента. Вокруг Меме вращаются все остальные персонажи, она — босс. По большому счету, несмотря на острый сюжет, эта пьеса о любви…», — так героиню своей пьесы мэтр азербайджанского литературы Натиг Расулзаде представил в интервью, которое дал Echo.az пару лет назад.

Тогда он еще только задумывал поставить ее на сцене. И вот — час настал.

Над постановкой в Азербайджанском государственном Русском драматическом театре им. С.Вургуна работает известный азербайджанский режиссер Эмин Мирабдуллаев, который и рассказал Echo.az все самые интересные подробности будущей постановки.

— Произведения Натига Расулзаде всегда привлекают своей оригинальностью, необычностью, неожиданностью как в прозе, так и в драматургии. Чем вас, в первую очередь, привлекла эта пьеса «Самый счастливый день в жизни Меме»?

— Мы встретились с Натигом Расулзаде года полтора назад, и он предложил мне поставить эту пьесу. Он сказал: «Эмин, я хочу, чтобы это поставил ты». Разумеется, я сразу согласился, мне было очень лестно, что он сделал это предложение именно мне, считаю, что мне повезло. Делать спектакль с таким выдающимся писателем — это большая ответственность, и я это прекрасно понимал… Но мне повезло вдвойне, ведь Натик Расулзаде — очень гибкий, понимающий человек, который не понаслышке знаком с работой в театре. Пьеса мне понравилась сразу. Это эксцентричная комедия с очень оригинальным сюжетом. Сейчас мы на той стадии, когда наши персонажи уже ожили, идут активные репетиции, мы переживаем очень интересный этап. Могу сказать, что я очень счастлив тому, что у меня такой материал, и, пользуясь случаем, хотел бы выразить за это благодарность Натигу Расулзаде.

— То, что данный спектакль ставит режиссер, который уже лет 20 как взял паузу в театре, придает постановке дополнительный интерес…

— В театре я работал с 1992 по 1996 годы. Поставил несколько детских спектаклей, делал постановку по пьесе Абэ Кобо «Призраки среди нас». Достаточно активно работал, и не только в Русском драмтеатре, но и в ТЮЗе, в Театре музкомедии. Так получилось, что на достаточно долгое время я ушел из театра, занялся кино и телевидением, снимал клипы, рекламные ролики.

— Ваши работы вне театра известны всем, они имеют свой стиль и, конечно же, их отличает высокий профессионализм. Но вот вы возвращаетесь в театр…

— На самом деле я никогда не прерывал связь с театром. Постоянно контактировал с актерами, приглашал их в свои проекты… Театр — это мой дом, был, есть и, надеюсь, будет. Я всегда знал, что вернусь сюда…

— Но, если бы не предложение Натика Расулзаде…

— (перебивая — авт.) Если бы не оно, то, возможно, это просто не произошло бы так быстро. Но возвращение состоялось бы в любом случае. И, кстати, один из самых известных клипов Бриллиант Дадашевой «Ах дедим, ох дедим», который я делал еще на волне клипмейкерского бума в Баку, снимался здесь, на сцене Русского драмтеатра. В нем была задействована моя любимая актриса Аян Миркасимова, а также Фуад Османов, ныне покойная Наталья Тагиева, величайшая актриса…

— Были ли у вас какие-либо конкретные идеи, которые вы желали осуществить, возвратившись в театр?

— Не было такого, чтобы я сидел и конкретно думал поставить то или иное. Но режиссер должен быть амбициозен, это не порок, а двигатель. Вообще, я считаю, что любой человек по жизни должен быть амбициозен, так как это стимулирует его на поступки. И особенно, если это творческий человек. Все определяет чувство меры. А чувство меры, в конечном итоге, определяешь только ты сам.

— Вы назвали Аян Миркасимову любимой актрисой, поэтому, можно предположить, что роль Меме исполнит в спектакле именно она…

— Нет, это не она. С Аян мы обязательно еще поработаем, у нас уже есть наметки будущих проектов. А в этом спектакле главную роль исполняет также одна из моих любимых актрис, невероятно талантливая Мелек Аббасасзаде. Кстати, они с Аян вместе заканчивали ВГИК. Мы пересекались в небольших проектах, я снимал рекламу с ее участием, но в столь масштабном проекте работаем в первый раз, и, я в очередной раз смог убедиться в том, насколько это серьезная и большая актриса. У нее безграничный потенциал…

— Мне довелось ознакомиться с пьесой, она, я сказала бы, не только захватывает с первых же актов, но даже завораживает. Очень сложный парадоксальный образ главной героини, характер которой меняется на протяжении всей пьесы. Не тяжело вам, как режиссеру и актрисе-исполнительнице, воплощать столь необычный образ на сцене?

— Признаюсь, что первое время я немного сомневался. Потому что образ Меме — он достаточно брутальный, жесткий, в то время как Мелек — очень утонченная, изысканная, я бы даже сказал, нежная актриса… Но чем выше эти ее качества, тем сильнее проявлялось ее мастерство, и она сумела перевоплотиться в образ своей героини, такой, о которых в народе говорят «бой-баба». Поначалу Мелек просто невозможно узнать на сцене. Но на протяжении пьесы у нас происходит обратная метаморфоза, и героиня превращается в женщину с большой буквы…

— В пьесе немало и социальных мотивов, переданных с иронией, что присуще всему творчеству Натига Расулзаде. Как это прозвучит в постановке?

— Во-первых, это комедия. Во-вторых, у Натига очень хорошее чувство юмора, для меня это важный показатель, а когда ты работаешь с человеком, то он необходим как воздух. С Натигом Расулзаде можно говорить на любые темы, он моментально подхватывает любую тему, и это все не могло не сказаться на нашей совместной работе. В спектакле будет много подтекста, иронии, сарказма, сатиры — масса всего того, что зритель, обладающий чувством юмора, откроет для себя…

— Интересно узнать, как наблюдает за постановкой сам Натиг Расулзаде? Вмешивается ли он в творческий процесс?

— Нет, он очень тактичный человек во всех отношениях. Столь высокая интеллигентность, которой он обладает, — это, безусловно, врожденное чувство в человеке, и оно либо есть, либо его попросту нет. Натиг мне только помогает. Я вам даже больше скажу — до начала репетиций он мне сказал, что если во время процесса читки какие-либо слова или фразы покажутся актерам неудачными, то я могу заменить их. Естественно, без согласования с автором я бы себе такого не позволил, но такой высокопрофессиональный подход к делу достоин большого уважения.

— А какое произведение Натига Расулзаде произвело на вас самое большое впечатление?

— Безусловно, это «Шаги во тьме». Я прочитал это произведение еще будучи мальчишкой, и для меня это был буквально переворот. Вдруг в книге я прочел о том, что происходило за окном, и происходило зачастую секретно, о чем умалчивалось и это было настоящее открытие для меня. Потом уже, да, я стал искать его книги, у меня был период, когда я не отрывался от чтения, ел с книгой, спал с книгой. Я сумасшедший читатель в хорошем смысле этого выражения.

— От чего зависит успех театральной постановки?

— От очень многих факторов. Театральное искусство, как и кино, — это коллективное искусство. У художника — мольберт и краски. Мои краски — это люди. Каждый со своим характером, каждый — личность. И я говорю сейчас не только об актерах. Это и композитор, и художник-постановщик , и художник по костюмам, осветитель. Это все те люди, перед которыми тебе надо правильно поставить задачу, объяснить, донести свои мысли. И это всегда чрезвычайно интересно. Потому что каждый человек привносит в этот общий котел частичку своего я.

— А можно ли, учитывая все ваши громкие и успешные проекты на телевидении и в музыке, считать вас частью шоу-бизнеса?

— Никогда не считал себя частью шоу-бизнеса. Да, я работал в этой сфере. Но если вы заметили, я достаточно давно не появляюсь в телеэфире, хотя меня очень часто приглашают. Мне не интересны темы, в связи с которыми меня зовут на эти ток-шоу и передачи — все эти сиюминутные интриги, заезженные скандалы. Мне все это не было интересно даже 20 лет назад. Для меня важен лишь творческий процесс. Поэтому у меня и не так много клипов, но зато все, что я снял, — на виду, и мне за эти работы не стыдно. Я никогда не работал по принципу конвейера. Мне посчастливилось работать с самыми интересными исполнителями нашей эстрады: Бриллиант Дадашевой, Зульфией Ханбабаевой, Ирадой Ибрагимовой, Назпери Досталиевой, Метанет Искендерли, Анвером Садыховым. Со всеми из них я поддерживаю дружеские отношения.

— А отказать можете любому?

— Отказать могу любому, если я почувствую, что материл не по мне и я не смогу работать с удовольствием. И, с другой стороны, могу с любым человеком поработать, если понимаю, что в ходе съемочного процесса мы сможем найти точки соприкосновения. К примеру, когда ко мне обратилась певица Егяна, которая исполняет в основном народные песни, я предложил ей снять клип с использованием пластилиновой анимации. Это была настоящая революция! С тех пор прошло 15 лет, но никто в Азербайджане до сих пор не сделал ничего подобного. Сама Егяна мне как-то призналась, что это ее лучший клип. Помню, как после выхода этого клипа мне позвонил Анар Мамедханов и выразил свое восхищение, даже пригласил встретиться, чтобы пообщаться на эту тему…

— Вы по-прежнему остаетесь одним из самых дорогостоящих режиссеров…

— Я думаю, что каждый уважающий себя творец, а режиссер — это творец, должен держать определенную планку, и это нормально. Сегодня, когда я смотрю клипы, которые демонстрируются на наших телеканалах, я наблюдаю очень низкий уровень этих работ. Эти клипы, как котлетки лепятся. Никаких идей и режиссерских находок, все клипы походят друг на друга. Такая ситуация, конечно, немного удручает…

— А что вы можете сказать об отечественных комедиях, которые сейчас стали столь модным явлением?

— Меня часто приглашают на эти премьеры, на большинство я не хожу. Но бывает, когда уже приглашает сам режиссер, отказывать неудобно. Но мне приходится убегать с просмотра половины фильма, чтобы не столкнуться с этим режиссером по окончании, потому что мне будет очень неудобно посмотреть ему в глаза…

— У вас кинопроекты не намечаются?

— Скоро запускаем новый фильм, коммерческий проект, премьера будет в следующем году, в кинотеатре Cinema Plus. Это будет достаточно интересный фильм, по жанру также комедия, работаю с интересной командой, и, надеюсь, фильм зрителю понравится. Больше деталей пока, к сожалению, раскрыть не могу.

— А когда ждать премьеру «Меме»?

— Премьера запланирована на конец сезона, и мы с удовольствием представим нашему зрителю эту работу.

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...