Точка зрения

Фантастика: охота на Альтаире

akeksandr-xakimov-tochka-zreniaАлександр ХАКИМОВ

Что такое охота — не мне вам объяснять. Правда, в цивилизованном обществе охота давно стала спортом или развлечением, но кое-где этот вид человеческой деятельности сохранил свое первоначальное значение.

Мужчины примитивных племен нашей планеты охотой добывают себе пропитание, себе и своим семьям. Намедни смотрел я передачу на одном из телеканалов, там показывали племя «сан», живущее в пустыне Калахари (Южная Африка).

Деревушка племени расположена прямо в пустыне, живет в ней около 30 человек, и оттого, насколько удачной будет охота, напрямую зависит состояние желудков всех жителей деревни… А удача, прямо скажем, не сразу улыбнулась чернокожим добытчикам. Вначале охоте мешали слоны, которых пришлось прогнать с помощью шума и криков (слонов было всего трое и, в конце концов, они убрались восвояси). Затем на охотничью тропу вышел опасный конкурент — леопард, убивший антилопу-сернобыка (которую и выслеживали мужчины из племени сан). Но не возвращаться же домой с пустыми руками! И охотники сумели добыть двоих дикобразов.

Для этого им пришлось разрыть нору, влезть в нее и заколоть дикобразов копьями (нелегкое и очень опасное занятие, учитывая длинные и острые дикобразовые иглы). А потом мужчины довольно удачно поохотились на птиц-цесарок. Вооружение охотников — лук, круто изогнутый и маленький, словно игрушечный, и стрелы. Смешной с виду лук на большое расстояние мечет длинные стрелы, наконечники которых смазаны сильнодействующим ядом. Показали, как охотники племени сан добывают этот яд из личинок каких-то насекомых; его действие сходно с ядом кобры. Но к осторожным цесаркам еще надо суметь подобраться! И чернокожие охотники, сильно пригибаясь, а иногда и ползя по раскаленному песку на коленях и локтях (температура воздуха — плюс 45 в тени), пробираясь сквозь колючки, подкрадываются к цесаркам с луками наизготовку…

А потом следуют меткие выстрелы — и несколько цесарок поражены! Они пытаются убежать, но яд действует очень быстро. И вот таким вот манером охотники южноафриканского племени сан охотятся последние 60 тысяч лет… Особенно меня потряс вот какой эпизод. В пустыне Калахари нет воды; но охотники племени сан по каким-то особым, им одним известным приметам отыскивают в песках небольшое невзрачное растение и выкапывают его. Оказывается, подземная часть этого растения состоит из нескольких крупных сочных клубней, съев которые, можно одновременно и насытиться, и напиться! К чему я все это? А к тому, что очень многие белые люди из числа так называемых «цивилизованных» относятся к диким африканским племенам с презрением, считая их некоей разновидностью прямоходящих обезьян.

Это не так. Любой из этих «дикарей» при известном старании вполне может окончить Оксфорд, а уж к своим-то, специфичным условиям существования африканцы приспособлены, как никто другой! Сами подумайте — это ведь не в супермаркет за сиазаньской курицей сходить, или там на рынок за бараниной. Нет, все своими руками, под нещадно палящим солнцем, в безводной пустыне, обходя то слонов, то леопардов, и от умения разглядеть пучок жухлых листьев зависит, найдешь ты спасительные клубни или загнешься от обезвоживания… Все мы нет-нет да и ворчим каждый на свою работу, которая нас чем-либо не устраивает; бывает, что и я ворчу. Но я благодарю Бога, что мне не надо ползти на карачках по раскаленному, словно сковородка, песку к куропаткам или тыкать копьем в дикобраза, рискуя получить от него длинную иглу в глаз…

Глупо и преступно считать пигмеев, бушменов, папуасов, австралийских аборигенов или индонезийских даяков какими-то неполноценными или недоразвитыми людьми; это даже не снобизм, это кое-что похуже. Есть анекдот, наилучшим образом иллюстрирующий все, мною вышесказанное. Группа геологов из Москвы заблудилась в чукотской тундре; началась сильная метель, геологи потеряли направление и стали замерзать. И тут вдали, на пределе видимости, легко проносится чукча на лыжах. Начальник геологической партии протягивает к далекому силуэту обе руки и отчаянно кричит: «Эй, человек! Человек!!!» Чукча, усиленно работая лыжными палками, бормочет себе под нос с яростью: «Ну да, как в Москве — так «чукча», а как в тундре — так сразу «человек…».

Вид суровой пустыни Калахари и оригинальный способ охоты вызвали в моей памяти научно-фантастическую повесть американца Хола Клемента «У критической точки» (Close To Critical), переведенный на русский язык и изданный в СССР в 1972 году, в серии «Зарубежная фантастика». Автор взял на себя смелость придумать и описать Тенебру, одну из планет в системе Альтаира (альфы созвездия Орла). Тенебра втрое крупнее Земли, сила тяжести на ее поверхности в три раза превышает земное тяготение; планета окружена необычной атмосферой, состoящей из паров воды, которые в дневное время пребывают в критическом состоянии (на грани между жидкостью и газом); это предполагает давление в сотни атмосфер и температуру в сотни градусов.

Днем озера и океаны Тенебры состоят не из воды, а из олеума — концентрированной серной кислоты. По ночам температура на планете снижается, часть ее атмосферы выпадает в виде гигантских капель сконденсированного пара, который, в свою очередь, превращается в воду, озера и океаны широко разливаются, но состоят они уже из раствора серной кислоты… (бр-р-рр!). Но и в таких наисуровейших условиях, по мнению Хола Клемента, существует жизнь и существуют даже ее разумные формы! «Глазами» робота, заброшенного на Тенебру, земные ученые видят местного сапиенса: он почти трехметрового роста и весом больше тонны, покрыт сплошной крупной чешуей и оттого похож на громадную еловую шишку, снабжен восемью конечностями. «Оно ходило на двух конечностях, следующими двумя не пользовалось, а верхние четыре служили ему в качестве рук…

Существо несло два длинных и два коротких копья с каменными наконечниками и все четыре держало наизготовку». И это инопланетное чудо-юдо также занималось охотой! «Время от времени он останавливался и сооружал хитроумное устройство из упругих веток довольно редко попадавшихся растений и заостренных каменных пластинок… это были ловушки, сделанные так, чтобы вогнать острие камня в тело любого, кто попытался бы идти по следу, предназначенные скорее для животных, чем для туземцев…» (конец цитаты). Мне могут сказать, что это чистая выдумка. Конечно, отвечу я, кто же спорит! Но, с другой стороны, что мы знаем о других планетах? Вы можете быть уверены, что среди великого множества других планет, рассеянных по Вселенной, нет планеты, похожей на Тенебру?

Вы можете гарантировать, что на свете нет громадных чешуйчатых восьмируков-восьминогов, изготовляющих копья с каменными наконечниками и ловушки из каменных пластинок? Я бы гарантировать не стал, ибо, повторяю, что мы знаем о других планетах? Но случаются в фантастике охоты и покруче. Одна из самых любимых мною книг — 4-ый том Библиотеки Современной Фантастики, выпущенный в 1965 году издательством «Молодая Гвардия». Станислав Лем. Да-да, знаменитые «Звездные дневники Ийона Тихого». И среди прочих приключений сего звездопроходца, этакого космического Мюнхаузена, — «Охота на курдля» («Путешествие четырнадцатое»). Еще в детстве я зачитал эту книжку до дыр, и с тех пор знаю, что курдль (kurdel по-польски) — это гигантских размеров вымышленное животное, обитающее как будто бы на планете Энтеропия в созвездии Тельца.

Поскольку на Энтеропию обрушиваются бесконечные метеоритные дожди, курдли в процессе эволюции приобрели исключительно прочный внешний покров. Согласно Лему, панцирь курдлей намного прочнее, чем здания аборигенов планеты, которые не выдерживали ударов метеоритов, и аборигены во время наиболее интенсивных метеоритных дождей поселялись внутри этих животных; это позволило выжить разумной расе… Так вот, неблагодарные аборигены Энтеропии позволяют туристам с других планет охотиться на курдлей. Поскольку животное абсолютно непробиваемо снаружи, на него охотятся… изнутри. Охотник, с ног до головы намазанный специальной вкусной пастой и держащий в руках бомбу с часовым механизмом, ждет, когда его проглотит курдль. Затем охотник добивается, чтобы зверь исторг его, сами понимаете, через что, и убегает, оставив бомбу в брюхе зверя. Взрыв бомбы убивает курдля… Ничего себе выдумка, а?

Но дело даже не в том, кто и что там выдумал. Дело в том, что на любой планете, похожа ли она на Землю или сильно отличается от нее, разумные туземцы будут, скорее всего, заняты добычей пропитания, в том числе и охотой, и будут придумывать и мастерить всякие хитромудрые орудия и ловушки для охоты, и в процессе их создавания будут развивать свой ум… Это — правило, единое для всей Вселенной. Хотя могут быть и исключения из этого правила. Когда необязательно подстерегать, преследовать, настигать, разрывать на части и поглощать, а можно питаться с помощью фотосинтеза, подобно зеленым растениям, или насыщаться энергией звезд или каких-нибудь полей…

Представляете себе двадцать пятый, скажем, век… и диалог землянина, чьи волосатые предки были пожирателями мамонтов, и разумного растения, отцы-деды-прадеды которого не поглощали ничего, кроме солнечного света?.. Не случилось бы так, что один презрительно обзовет другого «трупоедом», а тот первого — «овощем»! Да, будет над чем поломать голову дипломатам грядущих веков.

А нашим охотникам, которые палят по зверям и птицам из огнестрельного оружия, оснащенного всякими вспомогательными устройствами, хочу сказать: вспоминайте хотя бы иногда чернокожих мужчин из племени «сан», которые долго выслеживают и скрадывают добычу, прежде чем убить ее из простенького лука незамысловатой стрелой…

На мой взгляд, именно это и можно назвать настоящей охотой. И уж смеха ради попробуйте представить себе, что где-то на Энтеропии охотник, намазанный питательной пастой, сидит на корточках с тикающей бомбой в обнимку и терпеливо ждет, пока медленно приближающийся громадный курдль проглотит его…

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...