Точка зрения

«Градостроительные фальсификации» — от Еревана и Шуши до Выборга

nurani-exo-foto-2НУРАНИ

В истории каждого военного конфликта есть своеобразные «рубежные точки», те, после которых меняется не просто расстановка сил на фронте, а характер самой войны.

Для нас, граждан Азербайджана, такой «рубежной точкой» стала оккупация Шуши, четвертьвековая годовщина которой пришлась как раз на эти дни. Анализировать трагедию, пытаться «разложить» ее на составные части — дело, заведомо неблагодарное.

Особенно если речь идет о твоей стране. Захват Шуши, исторического центра Карабаха, был тяжелейшим ударом для всех. Оккупация этого города, а затем и Лачина позволила установить сухопутную связь между Карабахом и Арменией. Азербайджанское «присутствие» в бывшей НКАО оказалось сведенным к нулю. Уже потом зарубежные эксперты, и не только те, кто был благожелательно настроен в отношении Азербайджана, придут к выводу: захват Шуши и Лачина коренным образом изменил характер войны. Армения открыто перешла к «войне за территории», к захвату городов ради захвата городов.

Более того, все произошло уже после того, как республики бывшего СССР были признаны в ООН в своих существующих границах. Только вот оказалось, что нормы международного права действуют где угодно, но не на Южном Кавказе. Но это — выводы, которые, при всей своей важности, но все же лежат «на поверхности». Для нас уроки захвата Шуши этим не ограничились. Потеря исторической столицы Карабаха заставила задуматься о цене «дележа власти» в Баку, в особенности когда линию фронта «держали» не регулярные подразделения, а добровольческие батальоны, и когда власть в лице Аяза Муталибова занималась созданием «президентской гвардии» вместо полноценной армии.

А еще — о реальном «весе» ссылок на историю, казавшихся доселе незыблемым аргументом. Шуша считалась неприступной, но оказалось, что мы слишком верили в неприступность ее скальных обрывов и крепостных стен. А те обитатели высоких кабинетов, кому в конце ХХ века по штату было положено знать о реальных возможностях современной войны, тоже пересказывали нам историю Шуши вместо того, чтобы позаботиться о реальной защите города. Потом будет еще немало трагических страниц. Будет оккупация Кяльбаджар и Агдама, захват Физули, Губадлы, Джабраила, Зангилана…

Будет «переломная» зима 1993-1994 годов, когда уже после возвращения к власти Гейдара Алиева Национальная армия Азербайджана перейдет в наступление и очистит от армянских оккупантов значительную часть территории Физулинского района, включая город Горадиз. Будут апрельские бои 2016 года, флаг над высотой Лелетепе. И самое главное, будут растерянные комментарии многих экспертов, которые вдруг обнаружили, что реальный расклад сил между Азербайджаном и Арменией уже не тот, что сложился в первой половине девяностых, когда в Армении радовались захватам чужой территории, а посредники «советовали» Азербайджану «принять во внимание результаты войны».

Год назад на линии фронта закончились «девяностые», когда опьяненный захватом чужих земель при российском соучастии Ереван считал, что ему ничего не мешает реализовывать свой план по «приармяниванию» чужих земель. Тогда все казалось простым и надежным: вот сейчас «армянское лобби» заставит все мировое сообщество признать «самоопределение по-армянски» в случае с Карабахом, затем устроить впечатляющее «выкручивание рук» и Азербайджану, и Турции, диаспора зальет и Армению, и «самоопределившийся Арцах» этаким золотым дождем инвестиций…

Оставался сущий пустяк. Во-первых, переселить на оккупированные азербайджанские земли этнических армян — и из Армении, и из диаспоры, чтобы там уже было «мирное армянское население». А во-вторых, устроить очередной сеанс «градостроительной фальсификации». Тем более опыт уже был. В двадцатые-тридцатые годы в Армении под соусом «реконструкции» Еревана уничтожили всю его историческую «мусульманскую» застройку — крепость, ханский дворец, мечети, дома азербайджанской знати…А на их месте выстраивались дома из розового туфа в стиле, который должен был стать армянским, с претензией на древность…

И неважно, что уже потом, в «нулевые», армянский диссидент Вардан Арутюнян скажет: «Мы гордимся нашей многовековой историей, но не смогли уберечь, а может, и не создали ничего, кроме церквей. Наш самый древний город не имеет даже 200-летней истории», — а под видом «древней крепости Эребуни» туристам будут показывать современный новодел. Важно другое: те же технологии уничтожения реального исторического наследия Армения переносила и в Карабах. Уже потом, когда от армянских оккупантов будет очищена высота Лелетепе, все газеты Азербайджана обойдут снимки расколотых надгробных камней на азербайджанском кладбище.

Но…в отличие от Еревана, здесь ожидаемой «свободы рук» у армянских агрессоров не появилось. Мировое сообщество, несмотря на все шумные истерики «армянского лобби», не торопится признавать «самоопределение по-армянски». Карабах во всех международных документах упоминается как часть территории Азербайджана. Потерпела крах и «политика заселения». Об этом в СМИ, в том числе в нашей газете, рассказывалось уже многократно, но, тем не менее, напомним: уговорить переселяться в Карабах не удается ни сирийских, ни иракских армян.

«Коллективный разум» сработал ой как несвоевременно: люди, обожженные одной войной, не торопятся переселяться на земли, где в любую минуту может вспыхнуть новая война. И откуда им тоже рано или поздно придется бежать, и скорее рано, чем поздно, но уже без каких бы то ни было шансов даже на сочувствие. Расстановка сил меняется не в пользу Армении — медленно, но неудержимо, причем по всем фронтам сразу.

А значит, в век спутниковых снимков по «ереванской» памяти бульдозеры на Шушинскую крепость уже не пустишь. Другое дело — этакий «тихий градостроительный геноцид», когда «неудобным» памятникам просто дают разрушаться от времени. Что и происходит сегодня в Шуше, превратившейся в «город-призрак», в Агдаме, покинутом его коренными жителями, вернее, законными хозяевами, в других городах равнинного и Нагорного Карабаха…

Уходить с захваченных земель не хочется, но и уверенности в их легкой «прихватизации» уже нет. Но самое главное, бегут сегодня не только из Карабаха, но и из самой Армении. Причин предостаточно: бедность, неустроенность, разгул криминала…А еще все та же угроза новой войны, но уже на территории самой Армении. И вот здесь уже с точки зрения «политического градостроительства» совсем другое прочтение получает еще одна новость: в Ереване в очередной раз пытаются «слепить» заново «Старый город», собрав в центре все дома XIX-начала ХХ века постройки (все, что постарше Туркманчайского договора, оказалось безнадежно «не армянским» и было уничтожено во время «реконструкции»).

По официальной версии, это делается для привлечения туристов. По неофициальной, в Ереване начали понимать, что «древнеамянский Эребуни» без исторического центра смотрится несколько неубедительно, но так как историческая застройка уничтожена, решили соорудить нечто напоминающее старый город по принципу: «Мы его слепили из того, что было».

Но есть и еще одна версия. Затеяли в не таком уж богатом Ереване столь дорогостоящий проект на фоне политических опасений. Судя по всему, в Армении вдруг осознали, что не признанная официально граница — это, вежливо выражаясь, мина под собственное кресло. И что если дать толчок перекройке границ, то границы эти могут «сдвинуться» совсем не туда, куда планировали устроители очередной войны.

Да тут еще «всплыло» ой какое неудобное обстоятельство: Ереван, тогда Иреван, делегация Азербайджана в 1918 году уступила на переговорах Армении в обмен на отказ от претензий на Карабах. И это свое обещание Армения не выполнила — ни тогда, ни тем более сейчас. А что, если…об этих документах сегодня вспомнят не только историки? Тут ссылка посильнее, чем «решения Кавбюро», особенно если эти решения оба раза подтверждали принадлежность Карабаха Азербайджану. Пока был СССР, ереванцев вполне устраивала «таманяновская» архитектура, но теперь здесь, похоже, забеспокоились. И догадались, что город без исторического центра под определенным углом зрения предстанет уликой — со всеми вытекающими.

Сможет ли такой «сборный старый город» сыграть роль «исторического доказательства» — вопрос спорный, но если нет другого выхода… Только вот складывается впечатление: малоприятную истину, что затеять силовую перекройку границ легко, только вот остановить потом этот процесс уже не получится, и в результате границы могут «откорректировать» совсем не в ту сторону, осознают не только в Ереване, но и в Москве.

Захваченный у Украины Крым — пример показательный. И, на фоне понятного международного внимания к этой теме, достаточно известный. Украинский журналист Виталий Портников напомнил на днях, сославшись на публикацию российской оппозиционной «Медузы», о «незавидной судьбе знаменитой «Массандры», переданной на баланс управления делами президента Российской Федерации. В России каждый знает, что за этой нехитрой формулировкой скрывается куда более простая фраза — «отжато Владимиром Путиным»».

После чего отметил: «Оккупанты бывают разные. Ведь нужно еще уметь распорядиться захваченным. Беда современной России — это не только полное презрение к нормам международного права и нравственности, это еще и вопиющий непрофессионализм. И в судьбе крымского виноделия он проявляется очень ярко».

По словам Портникова, «когда мы размышляем о возвращении Крыма, нам часто кажется, что мы вернемся к «нулевой отметке», к точке, с которой начиналась аннексия — а дальше начнется обычная мирная жизнь, и Крым потихоньку превратится в обычный украинский регион с крымско-татарской спецификой. Но это — большая иллюзия. На наших глазах гибнет то, что составляло суть жизни на полуострове не только во времена его пребывания в УССР и независимой Украине, но и в досоветское время.

К местным грабителям Крыма, которые все же боялись рубить сук, на котором сидят, прибавились московские мародеры. Многие из них хорошо понимают, что от полуострова рано или поздно придется отказаться, и поэтому спешат раздавить его в руках, как спелый плод». И напоминает, что «примерно таким же было отношение российских властей к Калининградской области после Второй мировой войны. Казалось, что эта территория в составе СССР не очень надолго, а поэтому из нее все только вывозили.

Когда спустя 30 лет, после совещания в Хельсинки, границы в Европе обрели незыблемость, Калининградскую область решили развивать — но было уже поздно, бывшая Восточная Пруссия окончательно превратилась в глухую русскую провинцию». Но Калининград — далеко не единственный пример. Есть еще страны Балтии, оккупированные Россией в 1940 году. Да, в отличие от Иреванской крепости, Старый город в Таллине, Риге и Вильнюсе под бульдозер не пустили, но вот массовые депортации коренных жителей и переселение на их место выходцев из Центральной России, в результате чего и эстонцы, и латыши на своей родине оказались в меньшинстве — пример показательный.

А в те же дни, когда в Азербайджане отмечали четвертьвековую годовщину захвата Шуши, в эфире «России-24» промелькнул документальный фильм «Окно в Россию» — о городе Выборг, который Россия, пардон, «отжала» у Финляндии по результатам финской и Второй мировой войны. И где тоже применялись и применяются те же технологии, что и в оккупированном Арменией Карабахе. Кое-кто из героев фильма проговаривается: когда

Выборг покинули финны, в их дома заселили членов семей красноармейцев, тех, кто и «взял» город во время финской войны — потом именно эти «технологии» Армения попытается повторить на оккупированных азербайджанских землях. Но повторяется и кое-что другое. Выборг, красивейший город с «кружевной» средневековой европейской архитектурой, разрушается буквально на глазах. Это уже не просто запустение и неухоженность — разбитые окна, фасадные стены, за которыми ничего нет, разрушающиеся перекрытия… Фильм появился на фоне впечатляющего скандала, поднятого в блогосфере.

Здесь рассказывают о том, что разворовываются солидные вроде бы средства, выделенные на реставрацию Выборга, что планы, составленные реставраторами, просто не вписываются в реальную архитектуру — к примеру, предусматривают реставрацию подвала Часовой башни, а эта башня стоит на огромном скальном валуне, и подвала у нее нет вовсе…Что это — обычный для России «распил бабла»? Или… Вот это «или» заслуживает серьезного внимания. Потому как у России, похоже, нет полной уверенности, что после «крымнаша» не начнется передел границ уже по не выгодному для РФ сценарию.

И на этом фоне старинную застройку Выборга, судя по всему, уничтожают намеренно. Ведь она слишком неудобная с политической точки зрения — эта европейская, «шведско-финская» историческая архитектура Выборга. Пустить ее под бульдозер, по примеру Иреванской крепости, уже неудобно, а вот подождать, пока все разрушится и развалится само, и затем уже застроить безликими блочными многоэтажками, так, чтобы в Выборге ничего не напоминало о его исторической принадлежности соседней Финляндии, — это кажется куда более простым и надежным.

И в туризм, для развития которого в Выборге не особенно «вкладываются», тоже не развивают вполне осознанно — ведь сюда приезжают посмотреть на все то же финско-шведское архитектурное наследие, от старинных замков до образцов архитектуры и дизайна тридцатых годов. Такое предположение, конечно, может показаться слишком уж фантастичным и конспирологическим.., если бы в послужном списке СССР не было «реконструкции столицы Армении».

Будем откровенны: в СССР, где даже строительство здания по индивидуальному проекту приходилось «пробивать» в Москве, такая «акция», как разрушение всей исторической «застройки» Еревана, просто не могла быть реализована не то что без ведома, а без прямой «отмашки» из Кремля, где, конечно же, строили свои планы использования Армении — такого удобного форпоста на границе с Турцией.

И те «технологии градостроительной фальсификации», которые мы называем сегодня «ереванскими», точнее все-таки именовать «московскими». Вопрос только в том, помогут ли они сохранить контроль над чужими захваченными землями.

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...

Другие статьи в рубрике