Точка зрения, Эхо

«Геноцид армян». Оптом и в розницу

nurani-exo-foto-2НУРАНИ

В 1998 году автору этих строк довелось впервые побывать в Берлине. Печально знаменитая Стена была разрушена менее 10 лет назад. Столица теперь уже единой Германии напоминала огромную стройплощадку. Город готовился к переезду из Бонна, «временной столицы», органов власти ФРГ, восстанавливал единую транспортную систему и заодно избавлялся от совсем уж одиозного наследия социализма.

Один небольшой участок Стены, впрочем, решили сохранить — как памятник эпохи и несомненную историческую достопримечательность. Остался, разумеется, и знаменитый плакат-предупреждение у чек-пойнта «Чарли» — «Вы въезжаете в американский сектор». Для тех, кто только знакомился с Берлином, это был обязательный пункт в списке «надо увидеть». Но сами берлинцы относились ко всему, что было связано со Стеной, как к трагедии — пусть пережитой, пусть ушедшей в прошлое, но трагедии.

Перебежчиков, погибших при попытке преодолеть Стену, было не так много, но практически у каждого берлинца были родственники на «той стороне», и главное, была память, как Стена, разделившая город, прошла буквально «по-живому», разлучив семьи, родных, друзей… Следующая поездка в Берлин состоялась в 2009 году.

И оставалось только удивляться, как изменилось отношение к Стене. И на площади у Брандербургских ворот, и у чек-пойнта «Чарли» шла бойкая торговля сувенирами «на тему», — от запечатанных в прозрачный кубик из оргстекла кусочков бетона, отколотых от «самого неприступного в мире барьера», до пластмассовых магнитиков, повторяющих укрепленные на ней плакаты с предупреждениями в стиле «Не приближаться! Опасно!»

Здесь же предприимчивые фотографы предлагали запечатлеть себя в обществе молодых людей, одетых в военную форму бывшей ГДР. Продавалась, разумеется, и разного рода атрибутика более несуществующей страны — от армейских фуражек и до значков «Союза свободной немецкой молодежи» — восточногерманского аналога комсомола. И хотя даже потом, в ноябре 2014 года, в ходе торжеств в честь четвертьвекового юбилея объединения Германии, к оставшемуся участку Стены канцлер ФРГ Ангела Меркель и европейские лидеры возлагали цветы, уже тогда было заметно, как стремительно Стена из трагедии превращалась в этакий «коммерческий бренд», которым активно торговали и на котором зарабатывали вполне реальные деньги.

Так уж совпало: слова, что история повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй раз — в виде фарса, были впервые произнесены в Германии и на немецком языке. Первым об этом сказал немецкий философ Гегель, а затем уже пересказал — со ссылкой на автора — Карл Маркс в своем сочинении «18-е брюмера Луи Бонапарта».

Но, судя по всему, в XXI веке к этой классической формуле добавилось еще одно «прочтение»: на каком-то этапе истории трагедии, и реальные, и вымышленные, становятся источником заработка. И это не только шуба стюардессы с легендарного «Титаника», которая на днях ушла с молотка за 230 тысяч долларов. Сколько угодно примеров такого рода дает все тот же распиаренный сверх всякой меры «геноцид армян» (здесь и далее кавычки наши — Ред.), очередную, 102-ю годовщину которого в Армении пышно отмечали на уходящей неделе.

Отношение к печальным событиям собственной истории — вопрос деликатный. Печальные и трагические страницы есть в истории многих народов. Только вот относятся к этим самым печальным страницам по- разному. Большинство, помянув погибших, стараются извлечь из этих трагедий политические уроки, ищут собственные ошибки и ответы на вопросы, как избежать повторения таких трагедий в будущем. Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Сербия в Азербайджане господин Зоран Вайович в беседе с автором этих строк сказал фразу, достойную того, чтобы высечь ее на гранитных скрижалях: «Мы стараемся историю запомнить, но не повторять».

Но так, к превеликому сожалению, относиться к своей истории умеют не все. И в Армении, в отличие от Сербии, продолжают вести ту же политику, которая и привела к трагическим событиям в 1915 году. В армянской среде повторяют те же лозунги, цитируют те же обещания и лелеют те же прожекты, что и век назад. И главное, верят, что через сотню лет страны Антанты все-таки вспомнят об обещаниях, которые раздавали их эмиссары армянским политикам накануне первой мировой. Здесь, пожалуй, нужно уточнение.

Тему «геноцида 1915 года» в армянской среде раскручивали и раскручивают именно с «прицелом» на имущественные и территориальные притязания к Турции. Если имела место обычная резня, то привлечь к ответственности даже теоретически можно только отдельных участников, да и то с учетом прошедшего времени это сделать более чем проблематично. А вот если в 1915 году Османская Империя проводила государственную политику уничтожения армян, то, как уверены в армянских кругах, на этом основании можно предъявить современной Турции вполне реальные претензии. Наконец, самое важное, чтобы «геноцид» признали США — именно тогдашний президент Соединенных Штатов Вудро Вильсон и выносил свое знаменитое «арбитражное решение», выкраивая из турецкой Восточной Анатолии будущую «Западную Армению».

Тогда планы так и остались планами, но в Ереване не сомневаются, что их еще можно реанимировать. Но пока одни ждут, пока президент США на самом деле, а не только в фантазиях РИА «Новости», произнесет слово «геноцид», другие хотят заработать на этом ожидании «здесь и сейчас», и вовсе не призрачный политический капитал, а вполне реальные деньги. Правда, с одной маленькой разницей. Аукционисты, предлагающие желающим приобрести раритеты с затонувшего «Титаника», продавцы значков у Бранденбургских ворот, даже владельцы какой-нибудь сосисочной в Дахау, рассчитанной на туристов, посещающих монумент на месте печально известного местного концлагеря, и не скрывают, что делают свой маленький (и не очень маленький) бизнес, исправно платят налоги и никого, в общем-то, не обижают.

А вот армянская фирменная торговля оптом и в розницу «геноцидом 1915 года» усиленно выдается за «национальное дело» и «патриотизм» в чистом виде. Пусть и с местной спецификой. А под жиденьким прикрытием высокопарных слов бойко торгуют «геноцидом 1915 года» оптом и в розницу. Торгуют голосами этнических армян в обмен на весьма иллюзорные обещания продвинуть очередную «армянскую резолюцию», торгуют «историческими исследованиями» на тему «геноцида», идеями для фильмов вроде «Обещания» или «Улицы Парадиз»…

Теперь вот появилась новая сфера «торговли геноцидом». В Армении вовсю делятся планами предъявить Турции некие иски в судебном порядке. Вот, к примеру, директор Национального архива Армении Аматуни Вирабян в беседе с Tert.am уже рассуждает о переходе от государственного уровня признания «геноцида армян» к процессу компенсации. И с апломбом заявляет: мы должны быть уверены, что если государство обратится в международные суды, то постановление будет в пользу армян. «Необходима группа международных юристов, которая абсолютно будет уверена в том, какое постановление будет вынесено. Здесь следует забыть об эмоциях, это работа, требующая много лет», — сказал он.

Строго говоря, главный ереванский архивист — далеко не первый, кто попытался завести речь о компенсациях, исках и адвокатах. Еще в 2013 году в ходе организованного Министерством диаспоры Армении второго всеармянского форума юристов на тему «В преддверии 100-летней годовщины «геноцида армян»» тогдашний генеральный прокурор Армении Агван Овсепян рассуждал: «По моему глубокому убеждению, потомкам жертв «геноцида» должна быть выплачена материальная компенсация, Армянской Церкви должны быть возвращены чудом сохранившиеся на территории Турции церкви и церковные земли, Республика Армения должна получить потерянные территории…»

Только вот… Роман Артура Хейли «Аэропорт» не зря считается классикой современной литературы: великолепный язык, яркие и рельефные главные герои, неожиданные повороты сюжета и отточенные диалоги. В числе прочего, Артур Хейли мастерски вывел на его страницах образ ловкого адвоката Эллиота Флимантла. Сей оборотистый субъект обещает жителям расположенного вблизи аэропорта городка Медоувуд, над которым взлетают и идут на посадку самолеты, то ли запретить летать над их городком, то ли выторговать в суде немалые компенсации за шум взлетающих и идущих на посадку лайнеров.

Но при этом умалчивает, что, во-первых, самолеты над ними все равно будут летать, во-вторых, шансов выиграть подобные иски в суде, мягко говоря, немного, а в-третьих, в том случае, если с аэропорта ничего «слупить» не удастся, адвокат может вытребовать с жителей городка деньги за свои услуги и судебные издержки и в любом случае не останется внакладе. Чего не скажешь о его клиентах. Просто жители городка Медоувуд — это, по выражению Артура Хейли, «простые и славные люди», они не юристы, им трудно разобраться во всех хитросплетениях, и таким субъектам, как господин Флимантл, их не так уж сложно обвести вокруг пальца.

Вот и теперь в Ереване очень многие — от архивистов до «политологов из Шашлычного переулка», с упоением рассуждают об исках, которые если не завтра, так на будущей неделе будут поданы против Турции, и строят в связи с этими исками самые радужные планы. Но, похоже, забывают о некоторых невыгодных для себя обстоятельствах. Быть может, армянским политикам больно это слышать, но в суде не пройдут эмоциональные вопли в стиле «зайдите в любой армянский дом, и вам расскажут об ужасах «геноцида»!» Здесь нужны доказательства, и еще к тому же не «фейковые», нужны живые свидетели, которых будет затруднительно разыскать через сотню лет после описываемых событий.

И да, такая маленькая деталь: в суде будут присутствовать адвокаты и турецкой стороны. Со всеми, как говорится, вытекающими. Добиться при помощи судебных исков пересмотра границ Турции — затея тем более безнадежная. Современные границы Турции признаны и многократно подтверждены во множестве международных соглашений, в том числе и со странами, с которыми она воевала в первую мировую. А вот «Западной Армении» на землях турецкой Восточной Анатолии, увы и ах, не существовало. Да, «подписанты» Севрского договора планировали ее «выкроить», но, простите за неполиткорректную поговорку, «обещать — не значит жениться».

Не получится и вытребовать у Турции компенсации за оставленное сотню лет назад имущество — для этого, пардон, нужны документы и доказательства, а опять-таки не вопли и не стенания. Да и подавать эти иски придется в суды Турции, а не, скажем, признавшего «геноцид» еще в 1968 году Уругвая. Вероятнее всего, понимают это и профессиональные армянские юристы. Но они прекрасно осознают и другое.

Юристы ни в одной стране мира, включая Армению, не составляют большинства населения. А «не юристы» как минимум не сразу разберутся, что речь идет о заведомо безнадежных исках. И пока это произойдет, юристы будут «мелькать в прессе», раздавать интервью вроде тех, которые давала Амаль Клуни перед рассмотрением «дела Перинчека» в ЕСПЧ, и главное, получать солидные деньги за свои весьма сомнительные услуги — главным образом за счет налогоплательщиков.

Правило «Если ты не понимаешь, о чем речь, то речь, скорее всего, о твоих деньгах» тоже никто не отменял. И это далеко не самая главная составляющая той цены, которую платит сегодня Армения за неспособность жить настоящим и будущим, а не прошлым.

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...