Общество, Эхо

Олег Кузнецов: «Чтобы быть услышанным, голос правды должен быть громким»

oleg-kuznetsovДж.АЛЕКПЕРОВА

В интервью Echo.az российский политический аналитик, доктор исторических наук, военный эксперт рассказал, что в АР началась вторая волна интереса к петиции адресованной российским парламентариям с требованием признать на политическом уровне геноцид азербайджанцев в Ходжалы.

— Олег Юрьевич, Echo.az неоднократно публиковала материалы об инициированной вами петиции. Как ваша инициатива реализуется на практике?

— Ваша газета, действительно, является самым преданным и самым активным информационным партнером в Азербайджане кампании по сбору подписей под моей петицией в адрес депутатов Федерального Собрания России с требованием признать геноцид азербайджанцев в Ходжалы в феврале 1992 года. Поэтому вы имеете полное право первыми узнать и проинформировать своих читателей о новых, пусть даже очень скромных, успехах этого дела.

Сегодня я могу с гордостью заявить, что на днях, а именно 25 апреля, мы преодолели еще один психологически важный рубеж — к петиции уже присоединились 15000 человек. Несмотря на внешне скромное количество участников кампании, ответственно могу заявить, что это — серьезный успех. Это количество поддержавших петицию людей является абсолютно рекордным для русскоязычных петиций в поддержку требований Азербайджана, размещенных когда-либо на сайте Change.org. К этому результату мы шли семь недель, но все-таки он нам покорился.

— Насколько мне известно, кампания сбора подписей столкнулась с существенными трудностями. Что вы можете сказать на этот счет?

— Да, процесс сбора подписей — дело трудно прогнозируемое, по крайней мере, именно в этом я убедился за последний месяц. Это дело никак не подчиняется привычным законам и логике административного управления, в конченом итоге каждый человек остается один на один с интерфейсом сайта, на котором размещена петиция, и только от его настроения и эмоционального состояния зависит, присоединится он к кампании, окажет ли поддержку петиции или нет. Надо смотреть правде в глаза и честно говорить о том, что подписание петиции для конкретного человека — это не долг, не обязанность и даже не трудовая функция, это действие — результат его внутреннего порыва, который может быть в тот или иной момент времени, а может и не быть.

Как я уже смог неоднократно убедиться на практике, в данном случае громкие слова о гражданском долге, патриотизме или социальной ответственности никакой роли не играют. Плюс в каждый конкретный момент времени на человека воздействуют разные внешние факторы, зачастую являющиеся для него более существенными и важными, чем оформление электронной подписи. Поэтому я искренне благодарен всем людям, кто поддержал петицию. Сегодня, как говорят в России, «задним числом», в ретроспективе, я прекрасно вижу и осознаю те ошибки, которые были допущены мной в момент инициирования петиции, но поступить по-другому я не мог, поскольку не имел морального права поступать как-то иначе. Инициатива петиции была обнародована в слишком неподходящее для этого время — 6 марта, за две недели до празднования в Азербайджане Новруз байрама, когда целых десять дней в АР практически никто не работает.

В день Новруз-байрамы, 21 марта, была поставлена десятитысячная подпись, после чего интерес петиции стремительно пошел на убыль, и в течение дня к ней присоединились несколько десятков человек, отчего последующие пять тысяч подписей пришлось собирать целый месяц. В связи с этим я еще раз хочу обратить внимание на то обстоятельство, что с самого первого дня я публично позиционировал свою петицию как составной элемент кампании «Справедливость для Ходжалы», организованной Фондом Гейдара Алиева, о чем я неоднократно заявлял на страницах азербайджанских сайтов и газет. Я давно вынашивал идею такой петиции и впервые озвучил ее 22 февраля во время мемориальных мероприятий в Анкаре, посвященных 25-летию Ходжалинской трагедии, которое было организовано и проведено Советом по взаимодействию тюркских государств, пригласившего меня стать его участником данного мероприятия.

Но я не стал инициировать петицию и объявлять сбор подписей в ее поддержку ранее того, как завершатся в России мемориальные мероприятия, связанные с 25-летием трагедии в Ходжалы, проводимые Фондом Гейдара Алиева, чтобы не быть превратно понятым. Я сделал это, когда понял, что никто, кроме меня, не додумался или не захотел стать инициатором такого дела в России. Но по состоянию на сегодня кризис в сборе подписей преодолен, и в Азербайджане началась вторая волна интереса к петиции «Признать геноцид азербайджанцев в Ходжалы 25-26 февраля 1992 года».

— С чем или с кем это связано?

— Вы совершенно справедливо акцентировали внимание на этом вопросе, потому что я в одиночку, постоянно проживая в Москве, сделать в Азербайджане это при всем своем желании не мог. Вторая волна общественного интереса и поддержки петиции имеет конкретное имя и фамилию ее вдохновителя, точнее — двух ее инициаторов. Этих людей зовут Ариф Рагимоглу — депутат Милли меджлиса, председатель депутатского комитета по региональной политике азербайджанского парламента, и Гюнай Акбарова — советник аппарата этого комитета. Этим людям, на мой взгляд, удалось невозможное: они вдохнули новую жизнь или открыли «второе дыхание» процесса сбора подписей под петицией.

Мне очень сложно, будучи в Москве, сказать, какие именно слова они нашли, какие ресурсы задействовали, на какие рычаги надавили, но факт остается фактом — после довольно-таки продолжительного периода времени, когда, повторюсь еще раз, петицию подписывали по 20-30 человек за сутки, количество присоединяющихся к кампании исчисляется сотнями в день. Из частной переписки с этими людьми я знаю, что Ариф Рагимзаде несколько раз выступал в парламенте о петиции перед своими коллегами, заставил подписать ее чуть ли не весь аппарат Милли меджлиса, общался с ректорами ведущих азербайджанских вузов и просил их обеспечить поддержку петиции со стороны студенчества.

Он, наверное, первым в Азербайджане понял, что в этом деле недостаточно административной команды или начальственного окрика, в этом вопросе все люди равны, и каждый человек представляет собой самодостаточную личность. Поэтому чтобы обеспечить поддержку петиции со стороны простых людей, с ними нужно разговаривать и убеждать, если где это нужно для дела, то пристыдить или похвалить, но не командовать. Он смог создать вокруг петиции атмосферу деловой инициативы и партнерства, что уже дало свои первые позитивные плоды. Пока я не хочу раскрывать всех карт, но Ариф Рагимзаде и Гюнай Акбарова знают как, готовы, и мне кажется, способны поставить дело сбора подписей под петицией в Азербайджане на прочную и хорошо организованную основу. И благодаря их активной деятельности стоит ожидать еще больших позитивных результатов, причем в самом скором будущем.

— Хорошо, рано или поздно подписи будут собраны. А как вы дальше видите судьбу вашей петиции?

— Петиция — это не самоцель, а рабочий инструмент пропаганды, а поэтому ее следует применять в совокупности с другими средствами информационного воздействия. Если можно так выразиться, то петиция — это отмычка, с помощью которой открываются замки искусственно созданных информационных преград, которые стоят на пути правдивой информации о событиях 25-летней давности в Ходжалы к созданию граждан России. Военные преступления и преступления против человечества для моих сограждан и даже для российских парламентариев не являются пустым звуком, такие злодеяния всегда находят отклик в сердцах нормальных людей, какой бы национальности и гражданства они ни были. Но чтобы быть услышанным, голос правды должен быть громким, а это должно обеспечить количество подписей, собранных под петицией.

Я полагаю, чтобы стать веским аргументом пропаганды Азербайджана о событиях в Ходжалы в феврале 1992 года, петиция должна собрать в свою поддержку многократно большее количество голосов, чем есть сегодня. Чтобы она стала реальным инструментом политики, ее должны поддержать не менее 250000 человек. Я прекрасно осознаю, чтобы достичь этого результата, необходимы многие усилия и дни или даже месяцы, и чем больше петиция соберет голосов, тем более широкие горизонты кампании «Справедливость к Ходжалы» будут открыты. Рано говорить о сражениях, пока не выкован меч, а мы пока занимаемся сегодня именно этим делом.

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...

Другие статьи в рубрике