Точка зрения

Война в обертке

nurani-exo-foto-2НУРАНИ

В России вновь «играют в войнушку». На сей раз — в прямом смысле слова у наших берегов. Россия подняла по тревоге свои военно-морские силы на Каспии. Это, конечно, не война, а «внезапная проверка боеготовности», вроде тех, которые Москва периодически устраивает во всех своих военных округах. Быть может, правы те, кто считает: армия без учений — пустая трата денег и не более того.

И вовсе необязательно, что ВМС России отрабатывают, скажем, штурм с моря иранского Энзели или высадку на полуострове Мангышлак, чтобы наказать Казахстан за переход на латиницу. Но шутки шутками, а решение Астаны начать подготовку к переходу на латинский алфавит казахского языка обеспокоило Москву не на шутку. И самое главное, так уж это совпало: очередная «проверка боеготовности» на Каспии пришлась как раз на канун очередной годовщины вооруженной аннексии Азербайджана 28 апреля 1920 года.

Участниками, вернее, соучастниками которой были не только XI Красная Армия, а еще и корабли Волжско-Каспийской флотилии. Да и «разблокирование бухты» в страшном январе 1990 года тоже не вычеркнуть из истории. Конечно, от таких параллелей можно отмахнуться: Россия признает Азербайджан в качестве независимого государства, между нашими странами налажено сотрудничество по множеству направлений, и официальные лица РФ регулярно подчеркивают в своих выступлениях, что Москва и Баку установили теплые и добрососедские отношения…

Понятно, что купеческую истину «Не подмажешь — не проедешь, не обманешь — не продашь!» — не преподают в МГИМО. Но вот фразу Талейрана, что язык дан дипломату не затем, чтобы выражать свои мысли, а для того, чтобы скрывать их, процитировать в высотке на Смоленской уже не моветон.

А уж с куда более мелким обманом, пусть и слегка завуалированным, и не в дипломатии, а, скажем, на потребительском рынке или в избирательной кампании, приходится сталкиваться сплошь и рядом. И неважно, что при этом пытаются «продать» и что пишут на «этикетке»: «сгущенка» для обозначения продукта, к которому добавлены пальмовое масло, «загуститель», «стабилизатор» и еще Бог знает что, или фашиствующая ксенофобия под лозунгами…ну, скажем, «сохранения культуры» или «борьбы с терроризмом».

Просто если реальный состав «творожного десерта» или «фруктового напитка» пусть мелким шрифтом, но все-таки чаще всего пишут на этикетке, то о том, что скрывается за дипломатической вежливостью или политической лозунговой оберткой, догадываться приходится самостоятельно.

Вот и стартовавшая в эти дни в России кампания подготовки к 9 Мая оставляет упорное ощущение, что под привлекательной «лозунговой этикеткой» нам пытаются «продать» совсем не то, что написано на этой самой «этикетке» в оранжево-черных цветах георгиевской ленточки.

Нет, внешне все делается в стилистике «спасибо деду за победу». Новая кампания стартовала с реконструкции штурма Берлина в «юнармейском» парке «Патриот». В городах России уже раздают георгиевские ленточки. Полным ходом идет подготовка к акции «Бессмертный полк». В Алабино репетируют военный парад. И понятно, что в ближайшие дни будут еще «реконструкции», будут дети, переодетые в полевую военную форму, «военные» фильмы и «военные» песни.

Будет много «правильных» слов, много «мишуры» в стиле милитари, но… Несколько лет назад на просторах Интернета весьма активно «постили» рассказ одной женщины из бывшего СССР — о том, как рассказывают о войне бельгийским старшеклассникам. Нет, это не очередная лекция из серии «спасибо деду за победу», не «организованный» просмотр фильма.

Просто старшеклассников — человек этак 15 — везут за город, к одной из деревень, где шли бои, отбирают все современные гаджеты, переодевают в военную форму сороковых, выдают рацию — одну на взвод, каждому — вещмешок, оружие (без патронов) и вешают на шею «бейджик» с именем реального участника того боя. Высаживают школьников километров за 15 от деревни, и они топают в военной форме, со всей амуницией, по жаре, в холод, под дождем — тут уже как повезет…

Оружие становится невыносимо тяжелым, рюкзак натирает плечи, сначала хочется дурачиться и шутить, потом — только плюхнуться на землю и хоть немного отдохнуть, но нельзя, надо шагать, надо соблюдать дисциплину, а тому, кто волею судьбы стал на один день сержантом, надо сдерживать своих «солдат», таких же, как он, 17-18-летних пацанов, следить, чтобы не рассыпались, не отстали, не забегали вперед…

Наконец они доходят до деревни, и здесь преподаватель-командир подводит к одному из домов и спрашивает: «Кто рядовой Ван Мол?» «Я!» «Когда ваш взвод подошел к этому месту, рядовой Ван Мол подорвался на мине возле этого дома». С этого момента «рядовой» молчит. На углу двух следующих улочек новый вопрос: «Кто тут рядовой Стевенс?» «Я!» «В этом месте взвод был атакован, рядовой Стевенс был ранен в бедро и погиб на месте от потери крови, помощь не успела подойти».

И так они идут дальше, пока не добираются до кладбища, где уже в ряд — могильные камни с теми же именами, которые у них на бейджиках. И понимают, что из 15 бойцов в живых осталось двое. И что все — и живые, и погибшие — были их ровесниками, такими же мальчишками, которым хотелось слушать музыку, пусть немного другую и с патефонов, а не со смартфонов, назначать свидания и болеть за любимую футбольную команду, а вместо этого — многокилометровые «марш-броски», дисциплина, смертельная усталость и для очень многих — смерть.

Это так непохоже на «реконструкцию штурма Берлина» в парке «Патриот» с макетом рейхстага, с которого в России стартовала официальная подготовка к 9 Мая, где есть пиротехника и шоу, есть «гордость за державу», но недостает чего-то очень важного. Во всем этом шумном шоу нет осознания, что война — это прежде всего огромное горе, это голод, лишения и смерть, а уже потом и далеко не для всех — победный салют, «торжество величия страны» и «броня крепка, и танки наши быстры».

Нет той памяти о «сороковых, роковых», после которой ответом на все невзгоды и трудности в жизни была фраза: «Только бы не было войны». И вовсе не потому, что начать войну просто, но военная Фортуна изменчива, и нет никаких гарантий, что победителем окажется тот, кто первым красиво нарисовал на карте стрелы, ведущие к столице соседней страны, и даже вначале одерживал одну победу за другой. Просто даже собственная победа оплачивается жизнями 17-18-летних мальчишек и девчонок, и это не считая потерь среди мирного населения.

И, будем откровенны, сегодня всей зрительской аудитории российских СМИ пытаются «продать» вовсе не память о «сороковых, роковых, свинцовых, пороховых». Российским гражданам в красивой лозунговой обертке «продают» новую войну. И для того, чтобы это понять, достаточно в общем-то задать себе один вопрос: а что означает не менее популярный, чем «деды воевали», слоган на 9 Мая «Можем повторить»?

Что именно Россия собирается повторять, если уж в массы вброшен такой лозунг? 25 миллионов погибших? Детей у станков? Блокадный паек в 125 граммов хлеба? Детей у станков? Или же, прослеживая по старым картам Ясско-Кишиневскую, Восточно-Прусскую, Висло-Одерскую, Петсамо-Киркенесскую или Берлинскую операцию, кто-то мечтает повторить именно марш своей армии по столицам Восточной Европы, а затем — Ялтинскую и Потсдамскую конференцию с разделом сфер влияния?

Да так увлекся этими экстраполяциями прошлого в будущее, что забыл уточнить, напал ли кто-то на Россию, как это было в июне сорок первого? Конечно, такая постановка вопроса может кому-то показаться оскорбительным и безосновательным теоретизированием.

Только вот никуда не деться от реалий той же Украины. Строго говоря, Крым и Донбасс — не первая война на постсоветском пространстве, которую вела и ведет Россия, пытаясь действовать от имени своих признанных, недопризнанных и совсем не признанных союзников и «форпостов».

В этом списке — и открытое участие регулярных подразделений российской армии в боевых действиях в Карабахе на стороне Армении, и «неизвестные» самолеты, бомбившие грузинские позиции в окрестностях Сухуми в 1993 году, и «пятидневная война» против той же Грузии. Уже после «крымнаша» — «Искандеры», подаренные Армении, которая по-прежнему с благословения Москвы продолжает оккупацию азербайджанских земель, назначение представителя той же Армении на пост генсека ОДКБ, создание «Объединенной группировки войск»…

Другое дело, что именно Украина стала первой страной, где георгиевские ленточки и прочая мишура, которую как бы предписывается ассоциировать с «деды воевали» и т.д., превратились в визуальный символ новой агрессии и новой войны, но уже совершенной самой же Россией. А еще — те же «Искандеры», размещенные в Калининградской области, и демонстративное возмущение «попытками пересмотра итогов Второй мировой войны», где под этим самым «пересмотром» понимаются независимость стран Балтии и их вступление в НАТО и ЕС…

Уже после «пятидневной войны» против Грузии войска РФ, правда, тогда еще без мишуры в виде георгиевских ленточек, отрабатывали на пляжах Калининграда приемы десантирования. В странах Балтии и Польше эти приготовления приняли на свой счет. «Старая Европа» удивленно поднимала брови: да как это может быть? Просто в Балтии, «как мухи в янтаре», застыли страхи прошлых времен, но ведь на дворе уже XXI век! Теперь, после аннексии Крыма, сомнений не осталось и там.

И авианосец «Кузнецов» с дымящей трубой, которой пыхтел в направлении сирийских берегов, европейцы восприняли как акцию устрашения в свой адрес. Тем более, что этих «акций устрашения» предостаточно, от «внезапных проверок боеготовности» до «воздушной войны нервов» у границ стран НАТО.

И если честно, неужели в самой Москве ну совершенно искренне верят, что на фоне такой политики и такого «пиара» лозунг «Можем повторить» на георгиевской ленточке будет ассоциироваться исключительно с тем, что «деды воевали»?


Loading...

Другие статьи в рубрике