Это интересно

Василий Ерошенко: забытый гений XX века

vasily-eroshenko

Юлия ПАТЛАНЬ

У него было много имен. В Японии его называли Эро-сан, в Китае — Айлосянькэ или «господин Айло». Незрячие детив Бирме обращались к нему «кокоджи» — «старший брат», а чукчи прозвали его «какомэй» — «чудо».

Имя этого человека внесено в японские энциклопедии, а российские журналисты много раз представляли его читателям как «классика японской детской литературы». Это неверно, но реальная его жизнь интереснее избитых штампов. Звали его Василий Яковлевич Ерошенко.Он объездил полмира, выучил английский, эсперанто, японский и ряд европейских языков. Собрание его сочинений включает несколько томов. И некоторые его произведения до сих пор не переведены на русский язык.

В Японии его имя известно чуть больше, чем у нас. При этом Ерошенко был… незрячим. Сейчас мы уже забыли, а лет двести назад во всех культурах были незрячие странствующие сказители. Это была особая группа людей со своим укладом жизни. И могли они многое. Причина же забвения Ерошенко — неоднократная и почти полная гибельего архивов, их сознательное уничтожение при жизни и после смерти писателя.

Первые исследования его жизни и творчества в СССР были начаты лишь спустя пять лет после его ухода из жизни. Еще одна причина забвения — неизбежно встающие перед исследователями языковые барьеры, которые Ерошенко, казалось, так легко преодолевал при жизни. Ведь его произведения написаны на эсперанто и японском языках, переведены на китайский. А на его родине лишь недавно началась работа по подготовке полного собрания его сказок и рассказов,непредвзятых переводов, свободных от многочисленных купюр и искажений…

Василий Яковлевич Ерошенко родился 12 января 1890 г. в селе Обуховка в Курской губернии, в многодетной семье зажиточного крестьянина. Ему выпала нелегкая судьба — в возрасте четырех лет после тяжелой болезни Василий ослеп. Но это не помешало ему прожить необычную жизнь.

Позже он скажет, обращаясь к человеку, потерявшему зрение на войне и отчаявшемуся: «Я смутно помню всего четыре вещи: небо, голубей, церковь, на которой они жили, и лицо матери. Не слишком много. Но и это всегда вдохновляло и вдохновляет меня на поиски чистых, как небо, мыслей, и всегда помнить о Родине, как о лице своей матери, в какой бы уголок земли ни бросила меня судьба».

А пока…родители обучают его музыке сперва дома, а в 9 лет Василий был принят в число учеников школы-приюта Московского общества призрения, воспитания и обучения слепых детей. После окончания в 1908 году этой начальной школы Ерошенко зарабатывал себе на жизнь игрой на скрипке в московских ресторанах в составе оркестра слепых музыкантов.

Однажды он встретил преподавательницу английского языка и пропагандистку международного языка эсперанто Анну Шарапову. Особую роль в его жизни сыграл эсперанто. В 1912 г. Ерошенко отправляется в Лондон, чтобы обучаться в Академии музыки для незрячих и в Королевском колледже.

В 1912 г. в журналах «Слепец» и «Вокруг света» появилась заметка «Путешествие русского слепца в Лондон», где говорилось: «Воспитанник московского училища для слепых — 22-летний В.Я. Ерошенко… так основательно изучил эсперанто, что… быстро научился и по-английски (даже удивляет англичан своим знанием английской стенографии для слепых). Наконец он взял шестимесячный отпуск в оркестре и 6 февраля нынешнего года отправился один… в Лондон.

Из Москвы успели предупредить письмом делегатов универсальной Эсперанто-ассоциации в Германии, Бельгии, Франции и Англии, и по дороге он встретил много помощи и участия не только от зрячих, но и от слепых».

В Лондоне от Уильяма Мэррика, консула для слепых, Ерошенкоузнал о том, что в Японии есть определенные социальные права и привилегиидля слепых. Незрячие Японии казались более независимыми от зрячих, чем в Европе. Возможно, Василий уже тогда решает отправиться в Японию. Для этого сразу же по возвращении домой Ерошенкоизучает японский, переписывается с эсперантистами Японии, с миссионерами среди слепых в Бирме.

За слепыми в Японии издавна было закреплено монопольное правопрактиковать массаж. Однако старый традиционный уклад уже рушился. Были созданы школы по европейским и американским образцам, разработан точечный алфавит Брайля для японского языка. И Ерошенко с помощью тех же эсперантистов отправляется в Страну Восходящего Солнца, куда прибывает в 1914 г. — учиться массажу в Токийской школе слепых. Средства на поездку ему перечислял отец, помогали и друзья.

Как вольнослушатель Токийской школы слепых Василий изучал медицину, японский язык и литературу, психологию, музыку, причем для него был приглашен преподаватель массажа, а курс японской литературы ему читал преподаватель, говоривший по-русски. Ерошенко осваивал традиционный массаж и иглоукалывание, игру на кото и сямисэне.

Василий начал писать и помещал свои тексты сначала по брайлю в журнале «Свет шести звезд» Токийской школы слепых, а потом — и в обычных журналах. Уже в январе 1916 г. в журнале «Кибо» («Мечта»), после полутора лет пребывания в Ерошенко в стране,был напечатан «Рассказ бумажного фонарика». Ерошенко диктовал свои тексты друзьям, которые помогали их опубликовать. Второй рассказ — «Дождь идет» тогда же был опубликован в журнале «Литература университета Васэда». Этот текст отражает философские поиски смысла жизни Рассказчиком и его другом, посетившим «японского пророка», в эссе отражены идеи захватившего тогда Ерошенко учения бахаистов.

Тогда же Ерошенко начал выступать с пропагандистскими лекциями перед эсперантистами Токио и ближайших к нему городков. Он говорил о русской литературе, анализировал произведения Леонида Андреева, рассматривал «женский вопрос» в русской литературе. Иногда темой его выступлений становились русские народные песни. После выступлений всегда был концерт.

Влияние русской литературы на японскую в те годы было велико, чем, отчасти, и объясняется интерес японцев к личности Ерошенко. К примеру, Лев Толстой, взгляды которого, по-видимому, разделял Василий под влиянием Анны Шараповой, был самым переводимым в Японии иностранным автором, начиная с 1868 г. Рассказы и сказки Ерошенко регулярно появлялись на страницах японских журналов, и очень скоро ему удалось стать довольно известным писателем в Стране Восходящего Солнца. В 1959 г. в Токио вышло трехтомное собрание его сочинений на японском языке, последний том составили воспоминания о писателе.

В 1916 г. Ерошенко участвует в дискуссии с Рабиндранатом Тагором, который выступал в Токио с лекциями о различиях религий и культур Востока и Запада. В первой в СССР публикации о Ерошенко об этом писал Владимир Рогов: «Во время приезда Рабиндраната Тагора в Японию Ярошенко часто встречался с индийским поэтом-философом. Между ними произошел сильно нашумевший в то время спор. Ярошенко оспаривал основное положение Тагора о том, что западная цивилизация материальная, а культура Индии — чисто духовная.Русский поэт доказывал, что материальность не чужда индийской философии».

В том же 1916 году Василий Яковлевич покидает Японию и отправляется в путешествие по Юго-Восточной Азии. Он побывал во французских и британских владениях: Таиланде, Бирме, Индии, пытался создавать там школы для слепых, преподавал в миссионерской школе в Бирме. Учил языки, много писал (при помощи азбуки Брайля) и запоминал. Сохранились его письма в Японию. В 1917 году в России произошел Октябрьский переворот. Ерошенко симпатизировал левым и был выслан из Британской Индии как «агент большевиков». Через Шанхай ему удалось вернуться назад в Японию к своим друзьям в 1919 г.

В Японии Ерошенко продолжает печатать свои произведения и выступать с лекциями. Он был знаком со многими видными фигурами японского искусства эпохи Модерна. И одной из таких ярких личностей был художник Накамура Цунэ, которого называют японским Ренуаром. Он написал знаменитый «Портрет господина Ерошенко», эту работу называют одним из лучших полотен японского Модерна. На выставке 1920 г. она была высоко оценена, став последней работой художника. Сейчас портрет находится в экспозиции Музея современного искусства в Токио.

Однако время было сложное. В 1921 г. писательза участие в первомайской демонстрации и съезде Социалистической лиги Япониибыл арестован и выслан во Владивосток по распоряжению правительства. Многие японские писатели выступили в его защиту, но это не помогло. В полиции над ним издевались, не веря, что перед ними слепец. На Дальнем Востоке еще шла гражданская война, проезд в Россию был невозможен, но беженцев принимал Китай.

Ерошенко добирается до Харбина. Китайский литератор-эсперантист Ху Юй-чжи пригласил Ерошенко в Шанхай — преподавать эсперанто в Институте языков мира. Творчеством писателя заинтересовался Лу Синь, один из основателей современной литературы Китая. Он не только перевел произведения Ерошенко на китайский язык, но и пригласил его к себе в Пекин. И Ерошенко жилв семье Лу Синя довольно долго, читая лекции об эсперанто и русской литературе в Пекинском университете. Из Пекина Ерошенко удалось съездить в 1922 году в Хельсинки — на Всемирный конгресс эсперантистов и Второй конгресс слепых эсперантистов, и вернуться в Китай.

В1923-1924 годах Ерошенко побывал на конгрессах эсперантистов в Нюрнберге и Вене.В декабре 1924 года писатель вернулся в новую советскую Россию. Из страны его более за границу не выпускали. С декабря 1925 по февраль 1928 года Василий Яковлевич работал в Коммунистическом университете трудящихся Востока им. Сталина, сначала лектором, а затем переводчиком с японского языка. В 1929 г. Ерошенко вновь отправился в далекий путь, на этот раз за Полярный круг — к брату Александру, ветеринару Чукотской культбазы. Здесь Ерошенко пробыл полгода и посвятил Чукотке ряд дошедших до нас текстов. Опубликованы они были на эсперанто в Швеции, в журнале для незрячих.

После Чукотки Ерошенко вернулся в Москву и работал в системе Всероссийского общества слепых, корректором брайлевской типографии, преподавателем профтехшколы слепых под Нижним Новгородом. В середине 30-х годов его пригласили в Туркмению — создавать мастерские и первый детдом-интернат слепых детей в Кушке. Ерошенко адаптировал брайлевский алфавит для туркменского языка, что дало возможность детям учиться читать и писать на родном языке.

В Средней Азии писатель проработал 10 лет. В Москву он вернулся в 1945 г. Работал преподавателем английского в школе для слепых, которую сам когда-то окончил, в Загорской школе для военно-ослепших. Но всю жизнь ему мешало отсутствие документа о праве преподавать. В 1949 году вновь уехал в Среднюю Азию — преподавать в Ташкенте в вечерней школе ликвидации безграмотности взрослых Узбекского общества слепых.

В конце 1951 г. у Ерошенко был диагностирован рак. Но даже несмотря на болезнь, Ерошенко продолжает свои поездки: он посещает Якутию, Карелию, Харьков и Донбасс, где жили его сестры. Его долгое странствие закончилось в родном селе Обуховка 23 декабря 1952 г. Сейчас здесь музей.

Василий Яковлевич Ерошенко — полузабытый писатель-символист XX века, чье творческое наследие еще так до конца и не изучено. Но прежде всего он — яркий пример и доказательство того, чего может добиться человек. Он жил и творил вопреки жизненным обстоятельствам, а не благодаря им. Его архивы, переписка не раз гибли, и Ерошенко восстанавливал свои тексты. Он никогда не терял надежды и до самого конца стремился жить полноценной, насыщенной жизнью, своим примером помогая жить другим.

 

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...