Общество, Эхо

Какие обязательства перед СЕ Азербайджан так и не исполнил?

eldar-zeynalov3Дж.АЛЕКПЕРОВА

Интервью Echo.az с главой Правозащитного центра Азербайджана Эльдаром Зейналовым

— C 2001 года Азербайджан является членом Совета Европы. Периодически поднимаются вопросы по поводу того, что страна до сих пор не исполнила взятые на себя перед данной структурой обязательства. Расскажите, пожалуйста, какие именно обязательства повисли в воздухе, и почему правительство их не исполняет?

— При вступлении Азербайджана в Совет Европы страна взяла на себя ряд обязательств, которые были собраны в документе под названием «Мнение 222 (2000)», опубликованном в июне 2000 года. Вскоре после этого состоялись парламентские выборы, которые в ряде районов Азербайджана вызвали протесты и столкновения с полицией. Десятки человек были арестованы. Несмотря на это, Азербайджан приняли, так сказать, авансом. Ошибкой Европы было незнание психологии Востока. Дисциплинированным европейцам казалось, что писаные правила и взятые обязательства заставят чиновников день и ночь их выполнять.

И, к примеру, Латвия, которая отказалась брать на себя некоторые обязательства в отношении нацменьшинств, зная, что не сможет их выполнить, выглядела намного хуже, чем Азербайджан, который с готовностью подписался под обязательствами принять закон «О национальных меньшинствах» и ратифицировать Европейскую Хартию о региональных языках и языках нацменьшинств», но на следующий день об этом уже забыл.Если добавим к этим обязательствам обещание принять закон «Об альтернативной службе», создать ее и не сажать в тюрьму отказников от военной службы по убеждениям, то этим будет исчерпан список обязательств, которые не были выполнены полностью.

— Почему правительство не выполняет эти обязательства?

— Во-первых, золотое правило любого бюрократа: «Если можешь это не делать, то не делай». Сроки всех без исключения обязательств Азербайджана перед СЕ закончились в январе 2004 года. И ничего не произошло, никаких санкций не применили. Значит, можно не делать. Во-вторых, надо понимать, что добросовестное исполнение упомянутой Хартии должно привести к созданию средних школ для всех тех этносов, которые будут признаны нацменьшинствами по закону, который тоже не принят. У нас же, например, образование на талышском языке ведется до 4-го класса. Придется создать учебники для 5-11-го классов, перевести на талышский математику, историю, подготовить сотни учителей, разработать словари. А кто этим будет заниматься?

Вопрос резонный, но в соседней Армении, где пытаются разыграть талышскую карту во вред нашей стране, нашли и средства, и людей для подготовки специалистов и организации конференций по талышской филологии, передач радио на талышском. Кроме того, чтобы язык нацменьшинств был живым, необходимы средства массовой информации на нем. Вроде бы указ президента от 1992 года предусматривал господдержку некоторых газет нацменьшинств, но об этом забыли. Но ведь есть еще радио и телевидение, откуда не азербайджаноязычные передачи вытесняются на основе «Закона о госязыке». Что же касается альтернативной службы, то высказываются оскорбительные для нашей армии опасения, что в ряды отказников от военной службы якобы тысячами ринутся потенциальные дезертиры, и служить будет некому.

Правда, в воюющей с нами Армении такая служба есть, но в нее записывается незначительное число призывников, потому что, хотя «альтернативщики» и не носят форму и оружие, но жизнь их легкой не назовешь — они выполняют тяжелую и неприятную работу. Но, даже допуская, что на альтернативную службу запишутся по-дезертирски настроенные юноши, то не лучше ли им служить в тылу, а не на фронте, где они могут подвести товарищей? Одним словом, озвучиваемые аргументы против выполнения обязательств очень слабые.

— Какие из обязательств исполнены, но частично? И почему такой половинчатый подход?

— Таких наполовину выполненных обязательств много. Как правило, в этих случаях надо было принять или исправить какой-то закон, а затем привести в соответствие с ним практику. Закон принимают, а практика не меняется. Например, что касается борьбы с пытками, то изменили законодательство. С 1 сентября 2000 года, т.е. еще до вступления в СЕ, это преступление стало уголовно наказуемым. Но за 17 лет никого за применение пыток не наказали. Безнаказанность за них достигла того предела, что для жертвы уже стало опасно заявить о пытках, так как могут привлечь за клевету.

А ведь уже немало случаев, когда нарушение властями Азербайджана права не подвергаться пыткам признано Европейским судом по правам человека на основе конвенции, ратифицированной в качестве одного из обязательств перед СЕ. Не нонсенс ли, когда в Европе видят случаи пыток, а в Азербайджане их в упор не замечают? Или, что в Европе (Германии, Англии, Франции и т.д.) пытки есть, и только в Азербайджане их нет? Не выполнены полностью и обязательства по политзаключенным.

Тех, кого поименно назвали, освободили, как и большинство лиц из «списка 716», представленного в январе 2001 года нашей организацией. Остались только некоторые пожизненники, но они уже отсидели 20 и более лет. Не стоило бы рассмотреть вопрос об их помиловании, чтобы закрыть хотя бы эту страницу? Из новых случаев, к которым привлекает внимание Европа, подавляющее большинство не соответствует критериям, установленным ПАСЕ в октябре 2012 года. Но ведь надо же, чтобы власти провели этот анализ и не ждали, чтобы за них это сделал Евросуд. В общем, частично выполненных обязательств много.

— Скажите, пожалуйста, почему тогда Совет Европы не примет санкции за неисполнение взятых обязательств?

— По логике, он уже давно был бы должен их принять. Ведь с момента невыполнения обязательств прошло уже 13, а с момента вступления в СЕ — 16 лет. Замечательный повод для этого был, когда Азербайджан в 2014 году возглавил СЕ в порядке очереди, и в стране прошли гонения на гражданское общество. Но ничего не случилось. Ведь и в СЕ тоже сидят такие же бюрократы, о которых я говорил — они не будут применять санкции, если могут их не применить. В данном случае Азербайджан выглядел тихой гаванью в сравнении с Россией, Украиной, «брэкзитом» и нашествием арабов в Европу. Там нарушение правил европейского «джентльменского клуба», пожалуй, посерьезней, чем у нас…

Те круги в Европе, которые бы хотели введения санкций против Азербайджана, взяли за основу кампании тезис, что в АР расширяются репрессии. И в качестве доказательства используют список заключенных, в котором большинство составляют исламисты, причем их процент в этом списке растет. Но для Европы, в которой сейчас постоянно происходят организованные исламистами теракты, такой аргумент выглядит замаскированным комплиментом нашему правительству, поэтому лишь на первый взгляд странно, что с меньшим количеством заключенных наши власти критиковались СЕ гораздо больше. Кстати, оценив эту «медвежью услугу», наши власти тоже реагируют на тему политзаключенных куда спокойнее, чем раньше…

— Если Азербайджан исполнит взятые обязательства, получит ли страна какие-то дополнительные возможности в Совете Европе?

— Она будет восприниматься серьезней, а значит, для нее откроется больше дверей. И не только в СЕ, но и в ЕС, куда входит добрая половина членов СЕ.

— И последний вопрос, как вы оцениваете сегодняшние отношения между СЕ и АР?

— Я думаю, что кризис в этих отношениях миновал в 2015 году, и дальше они будут развиваться спокойней. Тем более, что Запад всегда немного циничный в отношении экономики, охотно сдавая ей права человека. Это хорошо видно на примере потепления отношений Европы с Ираном. Сейчас у Азербайджана на подходе такие региональные проекты, как железная дорога Баку-Тбилиси-Карс или новый газовый трубопровод в Европу, к которому, вероятно, подключится Средняя Азия. Кроме того, возможно, что Азербайджан собирается играть какую-то роль в проблеме арабских беженцев.


Loading...

Другие статьи в рубрике