За рубежом

База в Гюмри: «гарант безопасности» или…?

baza-gyumri-gumri-armeniaНУРАНИ

Расквартированная в армянском Гюмри 102-я российская военная база — вновь в центре далеко не доброжелательного внимания.  Здесь ищут «пропавшего» с базы военнослужащего-«контрактника».

Как передает, в частности, ТАСС, полиция Армении объявила в розыск пропавшего военнослужащего российской военной базы. На  интернет-сайте полиции размещено объявление, снабженное фотографией пропавшего.

«Внимание: разыскивается как  пропавший без вести, — говорится в объявлении, — гражданин России Дмитрий Лошманов 1982 года рождения». 18 апреля около  полудня в Мушское отделение полиции в городе Гюмри поступило сообщение, что 16 апреля утром Лошманов вышел с территории  воинской части за покупками и не вернулся.

Как указывают в Гюмри, он был одет в гражданскую одежду — спортивный костюм и  спортивную обувь, и не имел при себе оружия. Полиция просит знающих что-либо о местонахождении военнослужащего из РФ  сообщить об этом правоохранителям. Кроме того, по информации РБК, офицеры российской базы вместе с полицейскими обходят  дома в квартале «Муш» в поисках свидетелей.  Минобороны РФ уже подтвердило пропажу своего бойца.

Российский военнослужащий-контрактник пропал с военной базы,  размещенной в армянском городе Гюмри, сейчас ведутся его поиски. Информацию об этом подтвердила пресс-служба Южного  военного округа, передает ереванский «Спутник».

«18 апреля с.г. утром в соответствии с распорядком дня не прибыл на службу в  воинскую часть военнослужащий по контракту, который проживает в городе Гюмри вне территории воинской части.  Командованием воинской части совместно с правоохранительными органами Армении организован поиск военнослужащего.  Устанавливается его местонахождение», — говорится в сообщении ЮВО.

Но на этом фоне гюмрийский политолог Гагик Амбарян заявил газете «Лрагир»: «Российская сторона пытается успокоить  население тем, что военнослужащий не вооружен, то есть, о Пермяков-2 речь не идет, но есть сведения, что солдат был все же  с оружием. Вчера я видел на улицах города группы российских военнослужащих, которые с фотографией Лошманова заходили в  различные объекты, где часто бывают российские военнослужащие.

Но то, что в небольшом Гюмри может пропасть  военнослужащий, и его ищут и не находят несколько дней, не может не беспокоить». К тому же политолог уверен: после  трагического инцидента с Пермяковым российская сторона должна была ужесточить контроль.  Напомним, о чем идет речь. 12 января 2015 года в Гюмри, втором по величине городе Армении, была убита целая семья: в доме  по улице Мясникяна родственники обнаружили тела 53-летнего Сережа и 51-летней Асмик Аветисян, их сына, 33-летнего Армена,  35-летней дочери Аиды, 22-летней невестки Араксии, почти двухлетней внучки Асмик. Шестимесячный Сережа Арутюнян,  получивший тяжелое ранение, позже умер в больнице.

Как выяснилось, преступление совершил рядовой российской армии  Валерий Пермяков, служивший здесь же, в Гюмри, на 102-й российской военной базе. Потом в прессу просочились подробности:  Пермяков дезертировал с поста, прихватив с собой автомат. Как потом рассказывал на суде, хотел просто добраться домой.  Захотел, как утверждал, пить, разбив окно, пробрался в дом Аветисянов. Проснувшаяся от шума Аида Аветисян закричала. В ответ  солдат начал стрелять. Расправившись с жителями дома, переоделся в гражданскую одежду, оставив в квартире свой «камуфляж»  и даже «подписанные» армейские ботинки, забрал деньги и мобильные телефоны убитых и отправился к турецкой границе, на  подступах к которой его и «повязали» российские пограничники.

Сказать, что жуткая трагедия в Гюмри всколыхнула страсти, ничего не сказать. Уже утром 12 января Общественное телевидение  Армении пересмотрело сетку вещания, изъяв из нее праздничные и развлекательные программы. В самом Гюмри руководство  города отменило праздничный концерт. Перед посольством России в Армении, на главной площади в Гюмри бушевали митинги,  участники которых требовали вывода российской базы из Гюмри.

Страсти тогда постарались погасить, но, как выяснилось, митинги прекратились, а вот настроения остались. Плюс ко всему  инцидент с Пермяковым был самым страшным и кровавым, но, увы, не единственным. В Армении тут же вспомнили: 14 апреля  1999 года двое российских пограничников с автоматами, изрядно «набравшись», пришли на рынок в Гюмри и открыли  беспорядочную стрельбу.

В результате погибли два человека, еще девять были ранены. 11 июля 2003 года около полуночи —  новый инцидент со стрельбой: несколько молодых людей попытались проникнуть на территорию базы. Часовой не пропускал,  вспыхнула перебранка, которая закончилась стрельбой.

В результате двое жителей Гюмри были убиты, еще двое ранены. Можно,  конечно, заявить, что по уставу караульной службы часовой имел право стрелять, но, видно, и здесь не все было гладко, потому как  после инцидента командир дислоцированной в Гюмри 102-й российской военной базы генерал-майор Александр Титов приказом  министра обороны России был освобожден от занимаемой должности, а в отчете военного совета Закавказского военного округа  отмечалось, что Титов допустил грубые нарушения воинской дисциплины и «не выполнял служебные обязанности».

А примерно через год после бойни в Гюмри, ночью 31 января 2016 года, здесь «отличился» еще один российский солдат по  фамилии Судников. Он, как оказалось, выпивал дома у своего друга, потом вышел, чтобы взять такси, хотел вернуться, но  заблудился, перепутал двери и принялся ломиться в одну из квартир дома N13 по ул. Севака, где проживает семья Ераносян, в том  числе, малолетние дети.

Как тогда писала «Лрагир», «жители видевшего Пермякова, пережили настоящий ужас, слушая пьяные выкрики и угрозы  российского солдата». Напомнила газета и о другом: «Сразу после преступления Пермякова один из прикремлевских экспертов —  небезызвестный Колеров заявил, что нужно подумать, как реорганизовать гражданскую жизнь в городе вокруг базы. То есть, не  база должна приспособиться к Гюмри, а город — к базе.

После этого данная тема не затрагивалась, но, фактически, после  чудовищного преступления военнослужащие базы не чувствуют себя «скованными», а это значит, что русские, в целом, считают,  что гюмрийцам следует адаптироваться под базу или уехать». Как уверено издание, «перепутал ли российский солдат дом или  его запутали, не ясно, но то, что российская база «запуталась» со своей миссией, и вместо защиты безопасности Армении вот  уже два десятилетия держит в страхе гюмрийцев, очевидно и бесспорно». «Лрагир», конечно, давно известна своей  антироссийской настроенностью, только вот на перемены в настроениях гюмрийцев, и не только гюмрийцев, вряд ли стоит  полностью игнорировать.

Во всяком случае, как передает РБК, 13 октября 2016 года военнослужащий российской военной базы в Гюмри по фамилии Руцкой  получил ножевое ранение и был госпитализирован.  Согласно предварительным данным, в ночь на 13 октября военный с сослуживцами получил тяжелые телесные повреждения в  ходе спора во время застолья, заявили в пресс-службе Следственного комитета Армении, передает «Интерфакс».

«Пострадавший  был доставлен в медцентр Гюмри с колото-резаным ранением в области ребер, ушибами лица», — отметили в СК. По данным  «Интерфакса», фамилия раненого военного — Руцкой.  Портал NEWS.am со ссылкой на полицию Армении сообщил, что инцидент произошел утром 13 октября в Гюмри.

Военнослужащий в ходе ссоры с незнакомыми людьми на перекрестке улицы Ширакаци и шоссе Мармарашена получил несколько  ножевых ранений.  А это уже верный признак, что вокруг базы в Гюмри складывается далеко не однозначная ситуация. И демонстрация «Искандеров»  на параде в Ереване вряд ли может ее достаточно надежно разблокировать.


Loading...

Другие статьи в рубрике