Точка зрения

Террор под прикрытием

nurani-exo-foto-2НУРАНИ

Эта история с завидным постоянством повторяется уже в который раз: в мире раскручивается шумиха вокруг очередной, пардон, киноподелки на тему «геноцида армян». На сей раз в фокусе внимания и топе новостей — лента «Обещание», с затрепанным набором клише про «злых турок» и «многострадальных армян».

Конечно, это именно тот случай, когда сакраментальная фраза «мы это кино уже видели» подходит больше всего. Уже были и «Арарат», и «Гнездо жаворонка», и прочая, пардон, киномакулатура. Но вот в чем дело.

Неважно, шла ли речь о фильме Элиа Казана «Америка, Америка» или даже «Улице Паради», но все же в недалеком те, кто брался оценивать эти ленты, сначала высказывались об их художественных достоинствах или недостатках, а уже потом — о политике. Правда, хватало этого желания говорить о кино, как о кино ненадолго. В какой-то момент политика перехлестывала через край. Тем более что «кино по политическому заказу», будем откровенны, редко бывает таким уж талантливым.

Напомним в который уже раз: описывая реакцию публики на «Арарат» Эгояна, журналистка Наири Овсепян на страницах московского «Нового времени» рассказывала о том, что, по сюжету «Арарата», режиссер Эдвард Сароян (его играет Шарль Азнавур) терпит крах в попытке снять «канонический» фильм о «геноциде». Как замечает Наири Овсепян, «фильм про ненависть может получиться только таким, каким он и получился у Сарояна: ненастоящим, по-голливудски красочным и пошловатым, где злые турки без жалости кромсают и насилуют беззащитных армян. Эпично, как на сцене, поэтому и декорации вокруг, а не натура.

Камерная трагедия маленького народа. В павильоне, воссоздающем город Ван, намалевано изображение Арарата, которого из Вана и не видно вовсе». Красноречивое напоминание, что вся история «геноцида» больше чем наполовину состоит из «ненастоящих, по-голливудски красочных и пошловатых» мифов, согласно которым, «злые турки без жалости кромсают и насилуют беззащитных армян». Теперь же, с появлением «Обещания», никто даже не пытается изображать из себя нечто похожее на объективность. Фильм активно «поддерживают и одобряют» потому, что он… повествует о «геноциде армян». Соответствие сюжета исторической правде, художественные достоинства и недостатки — все отодвинуто даже не на второй, а на десятый план.

И вот уже порнозвезда Ким Кардашян в своем микроблоге пишет: «Я так горжусь фильмом «Обещание». Пожалуйста, посмотрите его и узнайте, наконец, историю армянского народа». Поддержал ленту и кое-кто из голливудских кинозвезд. Но вот в чем дело. Среди тех, кто поторопился высказаться «за», оказалась и… правозащитная организация Human Rights Watch. Которая в своем микроблоге Twitter выразила благодарность продюсеру картины — Эрику Есраиляну: «Благодарим Эрика Есраиляна и фильм «Обещание» за поддержку контролю за соблюдением прав человека в борьбе против самых жестоких зверств (@hrw)».

Можно, конечно, поинтересоваться: попыталась ли уважаемая Human Rights Watch сделать хотя бы небольшой, как говорят, «факт-чекинг», поинтересовались ли ее представители, что же происходило в Османской Империи в годы Первой мировой войны, попытались ли представить себе картину не только по армянским источникам, и не считают ли в правозащитном сообществе, что сначала надо бы изучить вопрос, а потом уже высказываться об очередной «киноподелке». Только вот… ни для кого не секрет, что в околоправозащитной «тусовке» этот самый «факт-чекинг» уже давно не в «тренде», особенно если речь идет о Турции и Азербайджане.

И ладно речь бы шла исключительно о событиях в прямом смысле слова вековой давности. А то ведь Human Rights Watch умудрилась, пардон, с размаху плюхнуться в лужу в связи с одним из эпизодов сирийской войны — мнимой «резней в Кесабе». Об этом уже рассказывалось в прессе, в том числе в нашей газете, но тем не менее напомним: три года назад в СМИ, сначала армянских, а затем и российских, начала усиленно раскручиваться тема «резни», будто бы учиненной исламистами в армянонаселенном городке Кесаб на севере Сирии.

В Сеть залили жуткое видео, по словам его авторов, запечатлевшее «расправу боевиков над мирным населением» армянского городка, где не было никаких военных объектов, в офисы международных организаций полетели письма и петиции, голливудские звезды развернули впечатляющую активность в социальных сетях… Конечно же, во всем обвинили Турцию, которая, дескать, «решила повторить геноцид армян» в отдельно взятом Кесабе: по армянской версии, боевики пришли именно с турецкой территории.

А директор Human Rights Watch, к которому журналисты обратились за комментариями, уверен ли он, что «исламисты» пришли именно из Турции, заявил буквально следующее: «Я не знаю, как еще они могли оказаться там. Это была серьезная военная операция. Трудно себе представить, как они могли прийти не с территории Турции». А потом… вся тщательно выстроенная версия рассыпалась в прах.

Выяснилось, что в окрестностях Кесаба есть радарная станция, с помощью которой сирийские правительственные войска перехватывали переговоры «полевых командиров» оппозиции. Военный объект и вполне легальная цель для атаки, если кто не понял. Мэр Кесаба В.Чапарян заявил журналистам: никакой «резни мирного населения» не было, жителей села эвакуировали, причем по большей части в Турцию. Один из «залитых» роликов запечатлел расстрел сирийскими боевиками пленных солдат армии Асада — тоже, без сомнения, военное преступление, но к Кесабу оно имеет весьма опосредованное касательство, а уж «расправой над мирными женщинами и стариками» не является тем более. Второй ролик вообще оказался отрывком из художественного фильма «для взрослых».

Только вот никто из участников, а вернее сказать, соучастников раскрутки мифа про «второй геноцид в Кесабе» не посчитал нужным хотя бы извиниться. В том числе и Human Rights Watch. Чьи представители выбрались из лужи, отряхнулись и отправились дальше учить мир демократии и правам человека. Наверное, по таким «ляпсусам» можно без труда составить географию «любимых» и «нелюбимых» той же Human Rights Watch стран.

И любой думающий аналитик уже не сможет не задать себе вопрос: а следует ли безоговорочно доверять, скажем так, «отчетам» и «оценочным обзорам» той же Human Rights Watch, касающимся «нелюбимых государств», к примеру, Азербайджана или Турции? Не слишком ли рано правозащитников из Human Rights Watch объявили «ангелами во плоти»?

И не назрела ли необходимость, скажем так, критично отнестись к деятельности правозащитного сообщества? В Баку, в Анкаре, да и не только там, вопросы эти задавали уже давно. Но теперь они приобрели еще одно малоприятное «прочтение». 7 апреля в центре Стокгольма на одной из центральных торговых улиц в толпу людей врезался грузовик. Затем машина таранит витрину магазина, загорается…Четыре человека погибли, не менее полутора десятков получили ранения. Задержали и террориста, который уже признался, что действовал по наущению ИГ.

Он, как выяснилось, гражданин Узбекистана, претендовал в Швеции на статус беженца, правда, потом его решили депортировать, но он исчез и находился в розыске. Не будем строить конспирологических версий, случайно ли этот теракт произошел сразу же после того, как США нанесли ракетный удар по базе ВВС Сирии, а Россия принялась старательно напоминать всему миру, что самолеты, вылетавшие с этой базы, еще и бомбили ИГ. Не станем вспоминать, что Россия активно спонсирует ультраправые и ксенофобские движения по всей Европе, а для них каждый теракт — это желанные политические «дрожжи».

Просто примем как факт: субъект, который угнал грузовик с пивом, а затем направил его на людей, пытался получить в Швеции статус беженца. Сегодня трудно найти человека, который бы ну ни разу ничего не услышал, не прочитал и не «посмотрел» про европейский миграционный кризис, когда европейская миграционная система оказалась банально не готова к такому наплыву мигрантов.

Но ограничивать приток мигрантов на свою территорию европейские страны стали задолго до того, как репортажи с греческого Лесбоса или итальянской Лампедузы замелькали на экранах всего мира. Напомним: право на убежище считается одним из основных прав человека. Но точно так же известно и другое: право на убежище предоставляется тем, кого на родине преследуют по политическим, религиозным, расовым или этническим мотивам. «Экономическим» же мигрантам, тем, кто просто рассчитывает перебраться в более сытые и благополучные страны типа Германии или Швеции, просьба не беспокоиться.

Но на практике отличить экономических мигрантов от политических оказалось не так просто. Тем более что каждый оборотистый «экономический мигрант» обязательно обзаводился легендой о «политическом преследовании» разной степени достоверности. Процесс проверки всего того, что рассказывали соискатели убежища в центрах размещения беженцев, долгий, трудный и настолько, скажем так, нечеткий, что еще лет за 10 до «арабской весны» европейские же эксперты признавали: на практике защита достается не тем, кто в ней больше всех нуждается, а самым ловким и «пробивным». Теоретически, конечно, был шанс, что заведомых террористов и носителей опасно-радикальных взглядов от «еврокормушки» отсекут.

Но… А теперь — немного, так сказать, «кухни». Во-первых, все старания «европейцев» направлены на то, чтобы надежно разграничить «политических» и «экономических» мигрантов. И чем больше ту или иную страну критикуют за нарушение прав человека Human Rights Watch, Amnesty International или Reporters without borders, тем больше у отдельного ее гражданина шанс получить «в европах» вожделенный статус беженца. А во-вторых, если доказан сам факт «преследований» или конфликта с государством, то здесь уже еврочиновники порой не утруждают себя выяснением, в чем же состояла суть этого конфликта и что за такие же действия полагалось бы в странах ЕС. Об этом по понятным причинам в Европе не любят говорить вслух, но статус беженца и политическое убежище получали и те, кого на родине разыскивали за терроризм.

В Турции уже не первый год говорят о том, что «миграционную тропу» в Европу еще в восьмидесятые годы взяла под контроль РКК, без труда «устраивая» в той же Германии или Голландии своих сторонников — и рядовых боевиков, и политических лидеров. В Германии долгие годы жил на правах политического беженца «кельнский халиф» Метин Каплан, которого турецкие власти разыскивали за терроризм. Когда, наконец, власти ФРГ приняли решение о его экстрадиции, Каплан из-под полицейского надзора «исчез».

Потом, правда, его все равно нашли и депортировали, но осадок остался. Вопросы тоже. Если «копнуть» Интернет, то можно узнать: власти Узбекистана столкнулись с террором под лозунгами «джихада» лет на 18 раньше теракта в Стокгольме. 16 февраля 1999 года в Ташкенте взорвалось 6 взрывных устройств. Одной из мишеней было здание кабинета министров Республики Узбекистан, где должно было начаться заседание кабинета министров, на котором планировалось присутствие президента страны — Ислама Каримова.

В 2005 году произошел мятеж в Андижане, тоже под лозунгами «джихадистов», который власти весьма жестко подавили. И подверглись критике со стороны Запада — за «нарушение прав человека». Сколько народу под этим «соусом» получили статус политических беженцев, можно только гадать. Как и о том, сколько из них при этом сочувствовали джихадистам и были готовы помогать им не только словами. За два года до Андижанского мятежа Великобританию потрясло так называемое «рициновое дело».

Несколько «соискателей убежища» в социальной квартире, оплачиваемой британскими налогоплательщиками, пытались получить из касторовых бобов смертельно опасный яд рицин, а затем использовать его для подготовки «биотерактов» в Лондоне. И в эту общую картину ложатся и «штрихи» из азербайджанской новостной ленты: здесь в числе «подзащитных» правозащитного сообщества оказываются и соучастники взрывов в бакинском метро, и осужденные по так называемому «нардаранскому делу».

И тут уже не стоит забывать, как исполнительный директор Human Rights Watch Кеннет Рот критически отозвался о словах генерального секретаря ООН Пан Ги Муна, назвавшего убийство Усамы бин Ладена актом правосудия, и заявил, что лидер «Аль- Каиды» не получил надлежащей правовой процедуры. Кеннет Рот в своем «Твиттере» тогда написал: «Пан Ги Мун неправ в отношении бин Ладена: убийство (пусть даже оправданное) без суда и признания виновным — это не «правосудие».

Потом Human Rights Watch издавала релизы, что они-де еще не выработали своей позиции, законно или нет американские «морские котики» ликвидировали автора трагедии 11 сентября, но доказательство, что «нулевая терпимость к террору» — это явно не про правозащитников, получилось слишком красноречивым.

На этом фоне вряд ли стоит удивляться, каких масштабов достигает в сегодняшней Европе этакий «террор под прикрытием». Вопрос только в том, что еще должно произойти, чтобы здесь наконец озаботились, пардон, «авгиевыми конюшнями» под названием «правозащитное сообщество».


Loading...

Другие статьи в рубрике