Культура, Эхо

Свет и символика Шейна Гуффогга в Баку

О.БУЛАНОВА

В Баку в Музейном центре Министерства культуры и туризма Азербайджанской Республики открылась выставка невероятно интересного американского художника Шейна Гуффогга.

Организаторами выступило сразу несколько структур: Международное арт-агентство Марики Парсаданелли, парижская галерея Carpentier Art, Министерство культуры и туризма Азербайджана, посольство США в Азербайджане, неправительственная организация Arts Council Azerbaijan и непосредственно сам Музейный центр.

Имя Шейна Гуффогга, одного из самых востребованных американских художников, на постсоветском пространстве до недавнего времени было практически неизвестно — он выставлялся на Западе и в Америке, в России был лишь в 1989 г. — приезжал в Москву на Марш мира и задержался на месяц. О нем знали либо профессионалы, либо любители полазить по Интернету в поисках чего-нибудь необычного. Правда, два года назад Гуффогг приезжал в Санкт-Петербург, и его выставка в Российской академии художеств произвела настоящий фурор.

В Америке Гуффог — один из самых горячо любимых художников. В числе его поклонников — многие политики, актеры, деятели кино и представители шоу-бизнеса: Дастин Хоффман, Мег Райан, Эд Харрис, Шон Уильям Скотт, Билл и Хиллари Клинтон и другие. Произведения Гуффогга можно встретить, в частности, в избранных коллекциях арт-музея Фреско в Калифорнии, в музее Хаммера в Лос-Анджелесе, в Музее университета современного искусства им. Дьюка и даже в посольстве ОАЭ в Вашингтоне. И вот теперь этот замечательный художник добрался и до Баку.

Если вспомнить прошлое, то в СССР Баку считался второй культурной столицей — после Ленинграда. Так утверждали сами советские граждане. Как выяснилось, так считают и зарубежные деятели искусства, так что выбор Баку Гуффоггом — это очень символично! Гуффогг определяет искусство как продолжающийся разговор поколений. «Цель моей работы, — говорит художник, — выстроить визуальный диалог между всем искусством и людьми, который бы не имел границ, ни временных, ни территориальных. Международная выставка — шаг на пути к цели».

Шейн Гуффогг родился в Лос-Анджелесе в 1962 г., там же получил художественное образование в Калифорнийском институте искусств. По его словам, он стал рисовать, как только смог держать в руке карандаш. Его вдохновляло ощущение волшебства, когда что-то появляется из ниоткуда. Об этой магии соприкосновения карандаша с бумагой и красок с холстом Гуффогг будет говорить очень часто. Рисование для него — форма алхимии, тайна которой заставляет возвращаться к работе снова и снова.

С 1989-го по 1995 г. Гуффогг работал совместно с Эдвардом Рушейем — американским художником, принадлежавшим к движению поп-арта, знаменитым создателем «текстовой живописи», одним из главных героев лос-анджелесской арт-сцены.

В интервью The Muse Diaries художник как-то признался, что Рушей всегда поражает его своими творческими визуальными изобретениями, которые позволяют увидеть мир вокруг по-другому. Среди других мастеров, которые так или иначе повлияли на становление его как художника-абстракциониста, Гуффогг называет Василия Кандинского, Пита Мондриана, Клода Моне, Марка Ротко и Герхарда Рихтера. Но изначально сильное впечатление на Гуффогга произвели работы Рембрандта и Леонардо да Винчи. Знакомство с художниками XVI-XVII вв. во многом предопределило и дальнейший творческий путь американца, и до сих пор он использует в своих работах популярную пять столетий назад технику лессировки (глизали).

Это очень сложная и трудоемкая техника: слой за слоем на холст наносится полупрозрачная краска, в итоге создается эффект объема, какого-то буквально свечения живописной поверхности. В каждой работе — до восьмидесяти слоев! Так сейчас практически никто не работает, гораздо проще выдавить на холст краску из тюбика и небрежно размазать. Тем более если ты абстракционист. Гуффогга, кстати, многие называют абстракционистом, говорят, что он представляет современную школу абстракционизма. Однако если это и абстракция, то вполне конкретная!

Сам художник свое творчество называет бессловесной поэзией, стихотворениями без слов, и говорит, что хотел совместить в живописи абстракцию и реализм. Его полотна наполнены очень глубокой символикой. Они заставляют зрителя остановиться и удивиться, задуматься о чем-то. Они словно проводят зрителя прямо между известным ему миром и неизвестным, между тем, о чем мы думаем, что якобы это знаем, и тем, что мы знаем на самом деле.

Одним словом, в его картинах есть все и ничего, в них присутствует смешение сознания и подсознания — как скручивание веревки. «Если я на самом деле думаю о ком-то, о месте или о событии, — говорит Гуффогг, — то это переплетается с эмоциями и, возможно, цветом. Память — это отправная точка для живописи, но, поскольку рисование в процессе прогрессирует, на поверхность выходит что-то свое. Знаки, которые я делаю, — это результат танца, происходящий между моим подсознанием, моей телесностью и моими сознательными наблюдениями этого момента».

Много лет назад художника беспокоил вопрос: как выглядели наши мысли перед тем, как появился язык? И он бросал куски лент и фиксировал, как они приземлились. Тогда появились первые «ленточные» картины, как он их называет. Затем Гуффогг стал размышлять о памяти как о дискурсе между физическим и умственным. Он хотел делать фигуративные картины, но не хотел рассказывать при этом истории. Телесность художника стала расширением его присутствия в настоящий момент, что позволяет работе быть фигуративной в чистом виде.

На многих его работах — бесконечная переплетающаяся самым причудливым образом лента. Это не абстрактный, а вполне фигуративный элемент. Лента в творчестве Гуффогга — символ движения и времени, и одновременно — символ настоящего момента. «Я думаю, — говорит Гуффогг, — что в наше время все в мире происходит слишком быстро, и мне нужно, чтобы что-то оставалось неизменным. Мне нужны моменты постоянства. И эти картины фиксируют момент, который никогда не повторится, чтобы он не улетучился мгновенно.

В то же время линия — это продолжение моей физиологии. Как, например, почерк: по почерку можно сказать что-то о характере человека. Мне нравится думать, что линия — результат первоначального движения нашего подсознания: как когда вы говорите по телефону и что-то бездумно черкаете на бумажке. Я использую эти произвольные движения для создания картин. Когда я начинаю рисовать, я делаю определенные метки. Потом я провожу около шести месяцев, размышляя, как объединить их в картину. Они становятся моим предметом изучения. А затем я пытаюсь взглянуть на них через окно Ренессанса».

Как видно из этой длинной цитаты, Гуффогг — человек с очень богатым духовным миром, умеющий думать о высоких материях, желающий донести до зрителя свои переживания, причем сделать это опосредовано, не заявляя ни о чем прямо и в лоб. Он оставляет зрителю возможность самому додуматься до тонких порывов его души, включить свое подсознание и найти в каждой картине что-то близкое только ему. При этом Гуффогг не ставит себе целью делать политические заявления или отвечать на какие-либо вопросы.

Его работы тесно связаны с европейской исторической живописной традицией. Да, он родился и вырос в совершенно ином мире, но ему важно поддерживать связь с миром прошлого. Он решил взять современные идеи и протянуть их назад, обратно к истокам, а затем вернуть и сделать нечто новое.

Пять лет назад он работал над серией картин, которые были посвящены одной ранней работе Леонардо да Винчи — портрету Джиневры де Бенчи. Он долго рассматривал эту работу, изучал свет на лице, линию волос, смотрел — и, как он поведал в одном из интервью, «моя рука двигалась сама по себе. Я чувствовал, что разговариваю с картиной Леонардо. Тогда я понял, что лицо Джиневры еле уловимо вытянуто вперед; будто перспектива на картине искажена, преувеличена. И я понял, что Леонардо сделал это специально. Он был Мастером; во многом эта картина — предтеча кубизма. Он предсказал и появление компьютерного экрана, в который мы смотрим и погружаемся все глубже».

Чтобы лучше понять эпоху Возрождения, Гуффогг читал много книг того времени, в том числе книгу, которую читали Леонардо и Микеланджело: «Книга любви». Этот труд был посвящен размышлениям о духовной любви — художников Ренессанса вдохновляла мысль о любви духа. Интересно, что многие картины художник писал — по его же собственному признанию, — будто находясь на позиции зрителя.

Он пытался наблюдать, как зритель, за собственным бессознательным, пытался найти с ним общий язык, погружался в собственную память и вылавливал оттуда какие-то образы, которые видел, возможно, еще совсем маленьким. Это были «раскопки» памяти.

«Когда у меня получалось зафиксировать эти вспышки памяти, — говорит Гуффогг, — рождался какой-то новый смысл, новый язык: одновременно абстрактный и реалистичный. Во всех моих картинах есть элементы света и воздуха. Я думаю о свете как о предмете, который нужно изобразить; на каждой картине можно увидеть, где находится воображаемый источник света».

Этот момент также роднит его с картинами эпохи Возрождения. Возьмем хотя бы полотна Рембрандта. Все они наполнены светом, но источника света зритель не видит, однако очень четко его чувствует. Очень интересны рассуждения Гуффогга о том, что есть искусство в глобальном смысле.

«Многие считают так: если у тебя есть идея, которую ты талантливо иллюстрируешь, это и есть искусство, — говорит художник. — Я думаю, что это иллюстрация. Искусство же — это сама идея, иллюстрировать ее не требуется. Вот я смотрю на полотна: я могу не знать, был он богатым или бедным, верил ли он в Бога. Я никогда не узнаю, о чем он думал, что он чувствовал. Конечно, я могу почитать об этом, но это не обязательно. Работа сама говорит за себя. Искусство превосходит время, оно сильнее времени, вне политики и экономики. И это одна из причин, почему искусство так важно. Красота же — это то, что выходит за пределы наших ожиданий. Красота — это остановка, это осознание момента, момента правды».

Экспозиция в Музейном центре поделена на две части. В первой представлены картины раннего периода творчества художника, которые написаны в промежутке между 1988-м и 2008 г. Во второй части — произведения, которые Гуффогг посвятил Леонардо да Винчи. Всего на выставке художник представит 73 живописные картины и скульптуры. Выставка продлится до 6 апреля. В рамках выставки будет организовано множество образовательных и культурных мероприятий.

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...

Другие статьи в рубрике