За рубежом, Эхо

Иран-Россия-Турция: роман закончен?

А.ШАКУР

Ситуация в Сирии остается в центре внимания мирового сообщества. 23 февраля специальный посланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура встретился с руководителем официальной делегации Дамаска, постпредом Сирии при ООН Башаром аль-Джафари, а позже и с представителями сирийской оппозиции, в частности, с лидером «Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил» Насром аль-Харири, сообщает РБК со ссылкой на DW.

Сообщается, что на встречах стороны согласовали программу переговоров. Посредник ООН намерен выработать с обеими сторонами конфликта соглашение о создании переходного правительства, новой Конституции и проведении в стране свободных выборов.

Как и в 2016 году, консультации ООН с представителями сирийских властей и оппозиции проходят по отдельности. Оппозиция требует скорейшего начала прямых переговоров. Встреча в Женеве стала первой после провала последнего раунда миротворческих переговоров в апреле 2016 года. Напомним, ранее Стаффан де Мистура заявил, что у нынешнего режима прекращения огня в Сирии есть больше шансов на успех, чем у всех предыдущих.

«Впервые за девять месяцев оппозиция и сирийский режим 23 февраля вновь встречаются в Женеве под эгидой ООН, чтобы возобновить переговоры, которые должны положить конец конфликту, унесшему уже больше 300 тысяч жизней, — пишут Марк Семо и Бенжамен Барт в Le Monde, на которую ссылается «ИноПресса».

Как напоминают авторы, «в конце января обсуждения, проводившиеся в столице Казахстана Астане под эгидой России, Турции и Ирана, позволили укрепить шаткое перемирие, достигнутое Москвой в ходе переговоров и вступившее в силу 30 декабря». «Оппозиция делает ставку на прагматизм России, которая стала главным игроком на территории», — говорится в статье.

Как отметила в беседе с изданием представительница сирийской оппозиции Басма Кодмани, «Россия ищет выхода из кризиса, так как она опасается в нем увязнуть». Москва «не чувствует себя комфортно с такими союзниками, как Иран, который также является мощным сторонником режима, но в окончании конфликта не заинтересован», добавила Кодмани. Она также подчеркнула, что «теперь русские активно действуют, как раньше американцы».

В подтверждение этих слов один западный дипломат недовольно поведал изданию, что российская сторона «во все вмешивается, даже в состав делегации оппозиции»: она хочет включить туда близкие к себе группировки. «Сегодня в Женеве, как и в Астане в январе, ключевой идеей Кремля является действовать сообща с другими странами, которые присутствуют на территории, включая и те, что находятся в лагере противника, как Турция, и, прежде всего, вовлечь в процесс воюющие группировки в самом широком составе», — пишет газета.

«На повестке дня встречи в Женеве — в соответствии с логикой процесса, которому был дан старт резолюцией Совбеза ООН 2254, поддержанной в декабре 2015 года Вашингтоном и Москвой, — стоит вопрос о политическом переходе власти, а также о разработке новой Конституции Сирии, чтобы подготовить почву для будущих выборов», — поясняют авторы.

«Однако обсуждения вновь рискуют застопориться из-за вопроса о судьбе Башара Асада», — отмечает издание. «Российская сторона по-прежнему требует оставить его у власти, что является неприемлемым для оппозиции», — отметил в беседе с газетой неназванный дипломат. Он сказал, что «для Парижа, как и для ряда западных и арабских столиц, диктатор не может олицетворять будущее своей страны, и ему придется уйти хотя бы в конце процесса» перехода политической власти.

«Идея этого переговорщика от ООН — продолжать делать все возможное, но на время отложить этот вопрос в сторону», — уточняют журналисты. Однако провал второй встречи по Сирии в Астане 15 февраля и возобновление боев «вернули положение вещей в исходное положение», отметил в беседе с изданием Синан Хаташет, аналитик, близкий к оппозиции.

«Сирийский национальный совет (орган, представляющий сирийскую оппозицию, — Прим. ред.) шокирован тем, что российская авиация продолжает бомбить территории, подконтрольные повстанцам, и Москва не способна добиться продвижения по вопросу узников режима», — пишет издание. «Все порывы прошли, и единственная опция оппозиции — возможность говорить «нет», — сказал Синан Хаташет.

В свою очередь, в позиции Вашингтона тоже есть перемены. США могут серьезно изменить стратегию по борьбе с террористической группировкой «Исламское государство» в Сирии, в том числе сократить или полностью отказаться от поддержки умеренной оппозиции и от использования сирийских курдов в борьбе с боевиками, пишет газета Washington Post со ссылкой на американских чиновников.

Ранее президент Дональд Трамп поручил разработать до конца февраля новый план по борьбе с ИГ, напоминает РИА «Новости», которое ссылается на американское издание. По словам источников газеты, знакомых с ситуацией, общая цель США заключается в том, чтобы тщательнее сфокусироваться на борьбе с ИГ и другими террористическими группировками, не отвлекаясь на гражданскую войну в Сирии и продвижение демократии. Напоминает Washington Post и о другом.

Как сообщалось ранее, президенты Турции и США договорились действовать сообща против ИГ в сирийских городах Эль-Баб и Ракка, а также обсудили создание зоны безопасности в Сирии и кризис с беженцами. Как сообщил телеканал NTV со ссылкой на источник в администрации турецкого президента, Эрдоган призвал Трампа прекратить поддержку сил самообороны сирийских курдов, которые Анкара считает террористической организацией, связанной с РКК — Рабочей партией Курдистана.

Как пишет издание, такие предложения привлекательны с политической точки зрения для администрации Трампа, которая также выступала с инициативой по созданию зон безопасности в Сирии. «Они (предложения — ред.) также потенциально открывают двери для сотрудничества с Россией, чья авиация ранее помогла турецким военным» в ходе операции в Сирии, пишет издание. Сейчас, по официальным данным Пентагона, в Сирии находятся около 500 бойцов американского спецназа, а также военные советники, которые оказывают помощь местным силам в борьбе с ИГ.

Эксперты, однако, отмечают: если прекращение поддержки умеренной оппозиции — это предположение, то сближение Анкары и Вашингтона — уже свершившийся факт. К тому же статья в Washington Post увидела свет на фоне как минимум противоречивых сообщений о ситуации вокруг города Эль-Баб. Сирийская оппозиция при поддержке Вооруженных сил Турции взяла под контроль город Эль-Баб, сообщает агентство Anadolu со ссылкой на турецкий Генштаб, передает «Московский комсомолец».

«Мы объявляем, что Эль-Баб полностью освобожден, и сейчас занимаемся разминированием жилых кварталов», — говорится в заявлении военных, которое цитирует «Дождь». Этот город, напомним, стремились взять под свой контроль и курды, и сторонники Башара Асада.

По официальной версии, России удалось добиться «размежевания», однако инцидент с гибелью от российского ракетного удара турецких военнослужащих показывает, насколько шатким остается сотрудничество Москвы, Анкары и Тегерана в Сирии. Как отмечает EADaily, у Турции заметную обеспокоеность вызвали успехи сирийской армии на северо-восточном участке фронта в провинции Алеппо и действия в этом районе курдского ополчения.

«Правительственные войска ведут медленное, но успешное наступление на оплот террористической группировки ДАИШ в городе Дейр-Хафир. Одновременно верные Башару Асаду силы вышли на южные подступы к Аль-Бабу, штурм которого турецким контингентом и союзными ему формированиями оппозиционной «Свободной сирийской армии» (ССА) до сих пор не завершен.

Договоренность Москвы и Анкары, о которой недавно напомнили близкие к турецким властям источники, соблюдается. Согласно ей, условной границей между турецко-исламистской коалицией «Щит Евфрата» и правительственными силами призвана стать трасса М-4 (Латакия — Алеппо), лежащая к югу от Аль-Баба.

Однако наступление войск Асада к северо-востоку от этого города чревато для Анкары отсечением турецкой армии и ССА от районов, находящихся под полным или премущественным контролем курдов. Более того, поставлена под большой вопрос сама возможность дальнейшего продвижения турецких сил в сторону Ракки, хотя ранее официальные лица в Анкаре уже определили этот город дальнейшей целью своей военной кампании в Сирии».

По мнению издания, «получается, громкие заявления о переходе от операции в Аль-Бабе к битве за Ракку сделаны. Приоритеты турецкими Минобороны и Генштабом тоже расставлены: после Аль-Баба — наступление на удерживаемый курдами Манбидж, потом — на Ракку. Но сама возможность расширения турецкой армией зоны контроля далее на восток крайне иллюзорна.

Продвижение «Щита Евфрата» сталкивает Анкару лоб в лоб с Дамаском, который в складывающейся ситуации может уверенно рассчитывать на поддержку курдского ополчения». Сказать, что такое развитие событий как минимум ставит под вопрос дальнейший союз Турции и Ирана, ничего не сказать.

Как напоминает EADaily, «резонанс среди экспертов вызвала статья руководителя департамента стратегических исследований аналитического центра в Анкаре SETA Хасана Басри, опубликованная 15 февраля государственным турецким информагентством Anadolu. Формально SETA (Фонд политических, экономических и социальных исследований, имеет представительство в Вашингтоне) позиционируется «независимой» организацией. Между тем эту исследовательскую структуру считают «голосом» правящей в Турции Партии справедливости и развития.

Поэтому мысли автора статьи под говорящим заголовком «Россия ставит под угрозу союз с Турцией» можно с уверенностью рассматривать в качестве того, что турецкие власти думают, а не только говорят о роли России в Сирии». Наконец, как минимум заслуживает внимания резко рост напряженности между Турцией и Ираном. Как пересказывает «Росбалт», посол Турции в Тегеране был вызван в МИД Ирана в связи с заявлениями турецкого руководства о политике ИРИ в регионе.

Во время визита в Бахрейн президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обвинил Иран в стремлении к дезинтеграции в Сирии и Ираке и увеличении влияния страны в регионе. В ходе конференции по безопасности в Мюнхене турецкий премьер Бинали Йылдырым, в свою очередь, выступил с критикой политики Ирана, направленной, по его словам, против Бахрейна и Саудовской Аравии, напоминает агентство.

В последний день работы конференции, 19 февраля, глава турецкого внешнеполитического ведомства отметился рядом заявлений, которые вызвали недовольство у иранской стороны, напоминает EADaily. По его словам, «Иран желает обернуть Сирию и Ирак в шиизм». Чавушоглу также подчеркнул, что Турция против секторальных разделений на Ближнем Востоке, при этом призвав Иран прекратить «угрожать стабильности и безопасности в регионе».

В ответ на эти заявления официальной Анкары представитель МИД Ирана Бахрам Касеми заявил, что Тегеран «будет терпелив» к позиции турецкой стороны, но «есть чёткие пределы нашему терпению». В ответ МИД Турции подчеркнул, что именно Иран несет ответственность за напряженность и нестабильность на Ближнем Востоке, и ожидает от него конструктивных шагов по изменению политики.

Так представитель ведомства Хюсейн Мюфтюоглу ответил на обвинения иранской стороны в адрес турецкого руководства, которые были высказаны послу Турции в МИД Ирана. Тегеран посоветовал Анкаре «не испытывать терпение Ирана», обвинив Турцию в «мечтах о восстановлении империи и поддержке террористических групп».

«Невозможно понять и принять обвинения от тех, кто Заявление представителя МИД Ирана Бахрама Касеми является несправедливым. Вместо обвинений в адрес тех, кто критикует Иран, ожидаем от него пересмотра своей региональной политики и конструктивных шагов», — говорится в заявлении МИД Турции. А на этом фоне вряд ли можно поручиться за надежное политическое будущее союза РФ, Турции и Ирана.

ЭХО НА FACEBOOK:
Loading...